Александр Сокуров: «Я — гражданин Российской Федерации, и Владимир Путин — гражданин Российской Федерации»

09-08Режиссер — о своем выступлении на заседании Совета по культуре и искусству и Совета по русскому языку

Всемирно знаменитый режиссер рассказал «Новой» гораздо больше о своем выступлении на совместном заседании Совета по культуре и искусству и Совета по русскому языку в Петербурге, чем показали федеральные телеканалы

Фрагменты интервью

Когда я позвонила Сокурову, Александр Николаевич сразу сказал:

«Это было мое довольно большое выступление. Я затронул очень много прак­тических вопросов, которые требуют пристального внимания и решения. Речь шла и о кинематографии как отрасли, и об отношении к людям. Телевидение и СМИ вырвали из контекста только то, о чем я говорил в самом конце, — об Олеге Сенцове. Это было важно для меня — сказать о Сенцове.

И я сказал, что на этом человеке нет крови. Мы осуждаем его за намерения.

Но и все то, что я говорил до этого, — тоже считаю важным.

Например, о регистрации молодых специалистов. Творческие работники — да и не только творческие, но и технические, — которые хотят жить, учиться и работать в России, из-за того, что они — не граждане Российской Федерации, должны бесконечно мыкаться и проходить все круги ада, чтобы получить эту заветную бумажку: регистрацию. А почему нельзя сделать так, чтобы регистрацию давало предприятие, где человек работает, или вуз, или просто люди получали эту самую регистрацию в том или ином районе, в его администрации?! Это бы очень, на мой взгляд, упростило саму процедуру регистрации и нанесло урон «черному рынку».

Или вот — плата за обучение в творческих вузах. В августе этого года я говорил в интервью «Новой», что надо отменить плату за обучение хотя бы в творческих вузах, что сегодня ни Шукшин, ни я не получили бы высшего образования, а ведь самые талантливые дети, я убежден, растут в бедных семьях….

…. О поддержке молодых русских людей, которые приехали к нам учиться из-за рубежа. Я уверен: вместе со студенческими билетами нужно давать гражданство им и их семьям.

В каких условиях им тут приходится жить, через какие испытания проходить, с какой нетерпимостью сталкиваться — это уму непостижимо… Я, например, пытался помочь устроиться в Питере четырем семьям — трем из Казахстана и одной с Украины. Трем из этих семей мне не удалось помочь никак — они вернулись в Казахстан, хотя у них там очень трудная жизнь. А семье с Украины я все еще пытаюсь помочь — он хирург, очень хороший врач, жена, дочка, но пока ничего не удается… Чтобы получить гражданство в нашей стране — даже если заниматься этим каждый день с утра до вечера, — уйдут годы, если не десятилетия…

… После моего выступления до меня доходили упреки: зачем я это все говорил Президенту? Почему по поводу того же Олега Сенцова не обратился в Комиссию по помилованию?

Отвечаю: я — гражданин Российской Федерации, и Владимир Путин — гражданин Российской Федерации. Поэтому ничего странного в своем публичном обращении к Президенту я не вижу. Но не только мое обращение к Президенту по поводу Олега Сенцова, но и все те вопросы, что я ставил, кстати, в завершении Года кино, требуют политической воли и трезвого политического взгляда. А никакой другой уровень, к сожалению, так сложилась политическая жизнь в стране, — не работает. Министерство культуры должно бы заниматься тем, о чем я говорил. Но не занимается. Никаких даже просто рабочих совещаний ни по одному пункту, о которых я говорил… И это было главное, ради чего я попросил слова на Совете…

….Даже ректоры творческих вузов, с которыми я говорил об отмене платы за обучение, не поддерживают меня.

Я слышал: меня осуждают за то, что я перебивал Президента, когда речь шла о Сенцове. Но — во-первых — я не перебивал. Если это со стороны показалось так… если моя форма ведения диалога с Президентом была некорректна — я приношу ему свои извинения. Но я не перебивал — повторяю это. Просто в этот момент Президент был моим оппонентом. И я должен был сделать все, чтобы моя точка зрения была им услышана и понята. Поэтому я сказал: «Выше справедливости — милосердие».

Нужно сказать, что Владимир Путин вел себя в нашем диалоге достойно и благородно. Никакого недовольства или раздражения с его стороны не было. На четыре из моих тезисов — а не только по поводу Сенцова — он высказал свое мнение. Что касается регистрации и гражданства — поддержал. Сказал, что да, очень все забюрократизировано, надо менять. О кредитах кинематографистам на создание фильмов под два или пять процентов — засомневался, как это будет воспринято остальными… Ну а по Сенцову — все в телевизоре видели…

Я не знаю, что будет дальше. Но я сказал то, что думаю. Что считаю очень важным. И никаким смельчаком себя не ощущаю».

Кто-то осуждает Сокурова за то, что он «умолял царя». Кто-то за то, что он был непривычно резок.

Для тех, кто по отношению к власти четко делится на «отмороженных оппонентов» или безудержных подхалимов, — это непривычно.

Но это уже не проблема Сокурова

Подготовил Антон Наумлюк, «Новая»

Читать полностью

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *