АНОНС. “Уезжать нельзя остаться” – полный текст статьи Лидии Графовой о Дальнем Востоке и программе переселения

От администрации:
Дорогие наши читатели!  Только на нашем сайте у вас есть уникальная возможность прочитать полный текст статьи Лидии Графовой, написанный  по горячим следам после ее поездки на Дальний Восток.
Для сравнения даем ссылку на тот  вариант статьи,  который был опубликован в “Российской газете”  и очень огорчил автора:
Не крайний край – с какими сложностями сталкиваются жители дальневосточных регионов


Чтобы жить сегодня на Дальнем Востоке и не помышлять об отъезде отсюда, нужно быть упорным оптимистом или отчаянным романтиком.

С юности люблю Дальний Восток, сочувствую тем, кто никогда не испытывал этого захватывающего чувства необъятной шири. Мне всегда казалось, что чем дальше уезжаешь от Москвы, тем полнее раскрывается душа человека. Казалось, что здесь ЖИВУТ особенные ЛЮДИ, доброжелательные и гордые. Почему же сейчас многие из них готовы покинуть свой край? Результаты опросов пугают: 38% жителей настроены на отъезд.

В советские годы на Дальнем Востоке проживало больше 8 миллионов человек, а на 1 января 2018-го, по данным Росстата, осталось около 6 миллионов. Средняя Плотность населения: один-единственный человек на квадратный километр! Если образно представить эту «плотность» — чувствуешь себя одиноким путником в пустыне.

***

Этот очевидный факт, что пустеющий Дальний Восток надо спасать, наше государство осознало сравнительно недавно. Пять лет назад было создано Министерство по развитию Дальнего Востока и при нем Агентство с замечательным названием — «по развитию человеческого капитала» — АРЧК. Человеческий капитал — хорошо сказано. Ведь на самом деле это самый драгоценный «капитал» жизни, без которого жизни нет.

В прошлом году была принята Концепция демографического развития Дальнего Востока до 2025 года. Замахнулись увеличить население аж на 2 млн человек. Правда, вовремя опомнились – снизили планку до 300 тыс. Но пока что убыль населения упрямо обгоняет демографический прирост.

Из срочных мер, которые могут, по мнению чиновников, остановить отток местных жителей и привлечь новых, наиболее известен «дальневосточный гектар». Каждый гражданин РФ может получить (бесплатно!) гектар земли «для личных», как сказано, нужд. Интересно, конечно, какие это личные нужды могут быть у человека, оказавшегося в глухой тайге без всяких коммуникаций?

И вот какой парадокс на Дальнем Востоке. В то время, как там воздвигаются грандиозные объекты (космодром «Восточный», газоперерабатывающие заводы, Свободный порт Владивосток и т.д.), и туда идут, конечно, огромные средства из госбюджета, то есть собранные у нас налоги, демографическая ситуация ничуть не улучшается. А ведь по закону экономики людские потоки всегда устремляются вслед за потоками финансовыми. Здесь же – наоборот: деньги идут из Центра на Восток, а люди – с Востока на Запад.

***

«Собирание народа» – называется проект, который реализует «Форум переселенческих организаций» по президентскому гранту. Наш партнер – Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке. Мы, члены «Форума…», конечно, правозащитники, но вот уже 23-ий год деятельности переселенческого движения стараемся доказать властям, что мигранты нужны России так же, как Россия нужна мигрантам. В нашем проекте – три задачи (способа)«собирания народа» : 1)проведение иммиграционной амнистии для «нелегалов поневоле» – бесправных соотечественников, давно переселившихся в Россию, но живущих без правового статуса из-за отсутствия какой-нибудь справки илииз-за ошибки какого-то чиновника; 2) реформирование госпрограммы «Соотечественники», чтобы она была поистине репатриационной и 3) разработка упрощенного миграционного режима для приезжающих жить и работать на Дальний Восток.

«Пилотным» регионом мы выбрали Приамурье, но сначала приехали в Приморье – во Владивостоке проходила Международная конференция по миграционной политике. Главной темой был, конечно, отток населения. В своем выступлении я сказала о двух поразивших меня фактах. Оказывается, дальневосточники не имеют бытового газа, отапливаются дровами, углем и весьма дорогим электричеством. И это в ХХ1 веке, в России, которая считается одним из лидеров по добыче газа, экспортирует его по всему миру. А «свои» так притерпелись к этой обделенности, что даже не упомянули при опросах ВЦИОМ.

Еще одним «выталкивающим фактором» я назвала грабительские цены на авиабилеты. Так, например, в летний сезон перелет из Южно-Сахалинска в Крым и обратно стоит от 61тыс. до 220тыс. рублей. Можно подумать, что здесь получают огромные зарплаты, и эти цены им нипочем. Увы! Надбавки советского времени остались мечтой, а льготные билеты доступны только студенты и пенсионеры. И то один раз в году. Авиакомпании с нормальными ценам вытеснены или обанкрочены. Все тот же монополизм – владыка богатейшего края. И зачем, спрашивается, у нас существует антимонопольная служба? В общем, дальневосточники чувствуют себя как в ловушке, оторванными от «материковой» России. В Китай или Тайланд летвют задешево, а дети вырастают и взрослые стареют, так и не побывав в Москве.

***

Из Владивостока наша группа прилетела в Благовещенск. Здесь, в Амурской области, живет удивительный человек, одержимый идеей привлечь в свой любимый край побольше жителей. Еще в 2016 г. нам довелось помогать ему, мэру города Свободного Роберту Валентиновичу Каминскому, в его отчаянной борьбе за право молодой семьи староверов жить на Родине. Они прилетели из Уругвая к своим родственникам, для которых по инициативе Каминского был построен поселок неподалеку от Свободного (исключительно на спонсорские пожертвования!). Привезли четверых малых детей (пятый – в материнском животе). Радовался мэр: сразу такой скачок демографии в его небольшом поселке! Кстати сказать, у самого Роберта Валентиновича, хоть он и не старовер, 9 родных детей. Но вдруг выяснилось, что семья прилетела по «неправильной» визе , и миграционная служба собиралась отправить их всех обратно, на ту сторону земного шара. Семь месяцев длилась эта издевательская история (она описана на страницах «РГ» в статье «Фантасмагория по закону»).Теперь Каминский уже не мэр. Высоко оценивающие его энтузиазм сотрудники Агентства по развитию человеческого капитала придумали для него не совсем официальную должность – омбудсмен по правам переселенцев Амурской области. Тревог и забот с общиной староверов у у него попрежнему по горло. А вот административного ресурса не хватает, например, даже на то, чтобы вызволить из психушки одного парня, которого хотели забрать в армию, а он, оказалось…неграмотный. Хорошо говорит на испанском и, конечно, на чисто русском, уже забытом у нас языке, а вот писать не умеет – в школе не учился, как и многие староверы в Уругвае. Чтобы признать его негодным к строевой службе, положили на месяц в сумасшедший дом. И это тоже, оказывается, по закону. ***

В Благовещенске нас встретили приветливо. Даже ВРИО-губернатора Василий Орлов, только неделю назад приступивший к делам (его предшественник Александр Козлов,назначенный Министром по развитию Дальнего Востока, переехал в Москву) нашел время для беседы. На совещании, где обсуждались наши предложения о гуманизации миграционного законодательства, присутствовали руководители, кажется, всех департаментов областного правительства. Мы думали, что привезли «пилотному» региону подарок, но разговор сразу пошел не о мигрантах, а о том, как удержать отток коренных жителей. С 2000 года население области уменьшилось на 137,3 тысячи. А ведь в Приамурье с 2007-го действует Госпрограммы «Соотечественники», по которой, как и в других регионах ДФО, переселенцы получают повышенные выплаты: участник программы — 240 тысяч и каждый член семьи — по 120 тысяч. Это в 12 раз больше, чем в центральной России. Однако ехать на Дальний Восток соотечественники не спешат. Вот в иных регионах многомесячные очереди, идет битва, чтоб попасть в программу, а в 9 регионов ДФО приехали за все время только 4,5 %.

В Приамурье в прошлом году приехали 500 человек, а за все время действия программы – 4 478. Из них 198 уже уехали. Причина, по мнению чиновников – «завышенные ожидания».

Говорили, что теперь, когда через Свободненский район прокладывается мощная газовая труба «Сила Сибири», а сам город Свободный стал, как пишут СМИ, «объектом президентского внимания», приезжих станет больше. Если на 1 января 2018 г. в области жили 798,4 тысячи человек, то к 2025 г. намечено увеличить население до 805 тысяч. За 7 лет прирост всего 7 тысяч? То есть по тысяче в год Это за счет увеличения рождаемости, сокращения числа абортов, поддержки молодых семей… Будет создано 740 мест для детей от 2 месяцев до 3 лет… На эти цели будет затрачено 888 миллионов.

«Но почему место в детсаду стоит аж 4 тысячи?” – спросил участвующий в заседании переселенец Андрей Ермолицкий. – Вот в Киргизии с нас брали по тысяче за ребенка.» У этой семьи четверо детей. Андрей работает автослесарем, жена Наталья – преподаватель техникума тоже хотела бы работать, но куда деть младших детей? «Если за каждого по 4 тысячи платить, так мы ж разоримся». Но это была единственная его обида. «В остальном все у нас прекрасно.» Приехали год назад по госпрограмме. Уже живут в своем доме, построенном «в четыре руки» со старшим сыном. Три года собирались, копили деньги. Хотели именно на Дальний Восток, Быстро получили гражданство и подъёмные. Когда им выдали материнский капитал, Андрей решил строиться. «Нам здесь здорово везет.. Недаром же у города такое название: Благо-вещенск». Дом пока не достроен, мы его видели – Андрей пригласил нас в гости, ехали в пригород на его машине, привезенной из Бишкека. Внешне дом неказист, но внутри уютно , в гостиной мягкой мебелью («это отдали наши добрые соседи»). Малышы с азартом набросились на привезенные сладости. Нам сначала было трудно поверить, но оказалось – правда: семья из шестерых человек ухитряется тратить на питание по 25 тысяч в месяц. Это зарплату Андрея. Скоро им выдадут 100 тысяч – региональную дотацию на третьего ребенка. Это, конечно, пойдет на стройматериалы – надо утеплить дом к зиме. В Приамурье они впервые увидели снег и настоящую зиму. «Зимы здесь суровые, но зато 300 солнечных дней в году! Ну, а больше всего греет сам факт, что мы приехали в Россию, живем на своей Родине». Бесплатный гектар они пока не решаются оформлять.

***

О злоключениях своего «гектара» мне рассказала еще в Москве Любовь Татарец, благовещенский юрист-правозащитник.. Её отец, долго работавший в совхозе, получил свой пай – 11 гектара и передал эту землю в наследство дочери и внукам. Они решили посадить там картошку. Никакой сельхозтехники у них не было, пришлось нанимать. Не один день вкалывали.. А когда недели через три приехали посмотреть на свое поле, то не узнали его. Земля была заново перепахано, и там зеленели какие-то злаки. Как так? Объездили много учреждений. Им с насмешкой отвечали: «Не мы же должны караулить ваши гектары». С мая 2016 г. на их письменные жалобы ответов не было. И вдруг в этом году Татарец получила извещение Россельхознадзора. Оказалось, что захватчики их земли поленились собрать урожай с одного неудобного участка и он бурно зарос сорняками. Теперь с законных владельцев требовали штраф до 50 тысяч. Сгоряча Любовь даже письмо президенту написала «О чем думает руководство, раздавая дальневосточные гектары — о том, чтобы простым людям помочь или просто преследует свой дальновидный план по сбору штрафов с этих горе-владельцев?»

На совещании Татарец говорила: «Собирание народа на Дальний Восток нужно начинать с обустройства жизни тех, кто здесь уже живет. Нельзя, заманивать новичков тем, чего не имеют старожилы, иначе конфликты местных с «понаехавшими» неизбежны. Нужно возрождать село. Мы почему-то забыли, что наше Приамурье была раньше «житницей» Дальнего Востока.

Возрождение сельского хозяйства можно начать с эксперимента, на который не потребуется специального финансирования. Можно выбрать какую-то умирающую деревню и на ее территории сконцентрировать как в фокусе ряд уже существующих, но плохо работающих в нашем регионе программ. Мне непонятно, почему, когда сносят ветхое жилье, крестьян переселяют не в новый дом, построенныйв родном селе, а в чужом им райцентре, где и коров пасти негде. А вот в наше возрождающееся село можно бы привлекать и переселенцев, но с отбором, брать тех, у кого сохранилась крестьянская жилка, тех, кому дальневосточный гектар был бы в радость, а не в тягость. А то ведь бывает: человеку лишь бы поскорей гражданство через госпрограмму получить , а Дальний Восток ему вовсе не нужен. Обидно бывает.

Опять же привлечь в экспериментальное село «нелегалов поневоле», которые годами мыкаются без прав. У меня очень много таких русских «иностранцев», которым я не могу помочь. Вот ваш «Форум…» уже давным-давно бьется за иммиграционную амнистию, а мы, раз пилотный регион, могли бы создать прецедент быстрой легализации. Уверяю вас: эти настрадавшиеся от безысхдности переселенцы с таким же энтузиазмом себе жилье строили, как помните, было на БАМе.

Да, я, конечно, помню вдохновенную атмосферу на строительстве БАМа, ездила туда не раз как репортер «Комсомолки», имею даже «Удостоверение почетного пассажира, проехавшего первым поездом до Тынды». Тында – это та же Амурская область. Но теперь здесь и атмосфера совсем иная, и люди не похожи на тех романтиков…

***

Предложение о возрождении деревни горячо поддержал экс-мэр Свободного Каминский. У него-то уже есть своя экспериментальная деревня. – староверы. Он для того и взял на себя такую ношу, чтобы наглядно показать своим землякам, что у любящих крестьянский труд людей может быть иная, чем у большинства местных, жизнь – без пьянок и драк, без дурманящей конопди и самоубийств. Староверов, вернувшихся на исконную Родину – Дальний Восток, пока мало, но они, как считает Каминский «люди-дрожжи». Если мы их не отпугнем своими бюрократическими издевательствами, многие потомки изгнанных из России сто и даже триста лет назад, захотят вернуться. В мае делегация Агентства по развитию человеческого капитала объездила ряд стран Латинской Америки, там живет более трех тысяч русских староверов , и на всех встречах находились добровольцы, готовые переезжать в Россию. Лишь бы не вспугнуть их мечту.

Каминского возмущает, что в таком благодатном краю, как Амурская область, вымирают деревни, забыты традиции приусадебного хозяйства. «Налогами крестьянина замучили, тяжелый крестьянский труд становится невыгоден. И что делают люди? Да, берут те бесплатные гектары и задешево сдают их в аренду китайцам. А те приходят со своей агротехникой, пичкают землю агрессивными химикатами и выращивают красивые с виду, но безвитаминные, какие-то пластмассовые фрукты и овощи. Сами, заметьте, их не едят, покупают то, что выращивают на своих огородах наши бабушки. Конечно, объемом своей продукции им легко сбивать цены у этих бабушек. А самое опасное, что хищнически эксплуатируя нашу плодородную землю, они делают ее бесплодной на много лет. На ней вырастает только полынь и когда во время пожара дует сильный ветер, горящую полынь уже не загасить. Поэтому у нас так много пожаров, все горит…»

Что касается натуральных овощей и фруктов, то их иногда завозят с Кубани и из Крыма даже на Чукотку, но знаете, сколько стоит, например, килограмм свежей морковки? Издание REGNUM сообщает невероятную цену:

от 720 до 800 рублей за килограмм! Не представляю, кто ее покупает. Да, много на Дальнем Востоке не вмещакющегося в сознание. Не смола я, как ни старалась ,понять, почему за одну и ту же работу местным платят в два раза меньше, чем привозимым вахтовикам. И почему мощная труба «Сила Сибири» будет обеспечивать газом Китай, а Приамурье, по которое труба проходит, опять остается ни с чем. Наконец почему на строительстве космодрома «Восточный» то и дело возбуждаются уголовные дела против руководства, а ракеты и спутники так часто падают или летят «не туда»?

Говорят, в Китае покончили с коррупцией и экономика рванула вверх якобы после того, как кому-то из коррупционеров прилюдно, на огромной площади …отрубили руку. Или палец. Нет, я ничего подобного не предлагаю: зачем нам такое средневековое варварство! А, может быть, ничего такого в Китае и не было. Но все же трудно не согласиться с колымчанкой Варварой Кононовой, которая обливала слезами уже упакованные к отъезду чемоданы, писала в своем Открытом письме: «Я не хочу уезжать, это мой родной край, мой дом, но жить так больше невозможно…»

***

На Дальнем Востоке я встретила много людей , завербованных любовью к своему суровому краю. Им трудно, порой невыносимо живется, но они не представляют себе жизни в разлуке с ним. Нигде, пожалуй, я не встречала столько истинных патриотов. Горько , конечно, что сегодня у нас святое понятие «патриотизм» так затерто, скомпрометировано разными политическими спекулянтами и это, я думаю, мешает нам чувствовать себя хозяевами в своей стране и менять свою жизнь к лучшему.

P.S. Наша Россия, как известно, самая большая по территории страна в мире, и в частности потому, что наши предки присоединили к Российской империи Дальний Восток. А сегодня Дальний Восток так стремительно обезлюдевает, что мы можем его потерять. В этом богатейшем краю, названном приоритетом России на весь ХХ1 век, так неуютно живется людям, что тысячи бегут прочь как с раненного Титаника. Я писала эту статью с наивной надеждой прокричать со страниц «РГ» SOS: наш российский Дальний Восток необходимо срочно спасать!

Лидия Графова,

председатель исполкома «Форума переселенческих организаций»

Источник: МОД “Форум переселенческих организаций”

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.