Человек имеет право. “Недограждане”

Что делать, если вас объявили негражданином России?

Насколько законно изъятие паспорта без суда и следствия? Что делать, если это произошло с вами? Разговор об этом на Радио  Свобода провела  Марьяна Торочешникова с Еленой  Буртиной, заместителем председателя региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и мигрантам “Гражданское содействие”, и Татьяной Котляр, правозащитником и политическим деятелем, создателем Обнинской правозащитной группы.

​Видеоверсия программы

  • По некоторым оценкам, в России от 500 тысяч до двух миллионов людей без гражданства.
  • Набирает обороты кампания по проверке законности оформления российского гражданства. Людей, родившихся и живших в России, в одночасье объявляют негражданами.
  • Лица без гражданства не могут официально устроиться на работу, получить медицинскую страховку и образование, вступить в брак. Их штрафуют, помещают в специальные центры тюремного типа.
  • По закону человек, родившийся на территории РСФСР, автоматически становится гражданином России, а утратить гражданство можно, только если ты сам написал отказ от него.
  • Слишком многое зависит от воли чиновников: именно они решают, предоставлять ли гражданство лицам, оставшимся без статуса.

Марьяна Торочешникова: Сегодня в России проживает по меньшей мере 100 тысяч апатридов – так называют людей без гражданства, волею судеб оказавшихся вне закона. Они не могут официально устроиться на работу, получить медицинскую страховку, образование, вступить в брак. Их могут отправить в центр временного содержания иностранных граждан – фактически в тюрьму.

Кампания по проверке законности приобретения или оформления российского гражданства, затихшая было на несколько лет, вновь набирает обороты. Тысячи людей, которые родились и десятки лет жили в России, в одночасье объявляются негражданами. У них отбирают паспорта и в лучшем случае предлагают пройти процедуру приобретения гражданства России, а могут и оштрафовать.

Насколько законно изъятие паспорта без суда и следствия? Что делать, если это произошло с вами? Спросим об этом у Елены Буртиной, заместителя председателя региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и мигрантам “Гражданское содействие”, и Татьяны Котляр, правозащитника и политического деятеля, создателя Обнинской правозащитной группы.

Елена Буртина: Разваливается огромная страна, перемещаются огромные массы людей, для которых вопрос о гражданстве вообще никогда не стоял: все жили в одной стране, с рождением получали советские паспорта и не знали, что у нас есть какое-то гражданство. Возникает несколько новых государств, в каждом из них складывается своя система гражданства. Гигантская неразбериха… И масса конкретных решений принимается без соблюдения законных требований.

Вот человек приехал с советским паспортом, выданным в Узбекистане. Он утратил паспорт в Москве, ему выдают там советский паспорт – это нормально. Затем приходит время менять его на российский паспорт, и ему выдают российский, не задаваясь вопросом о том, прошел ли он законную процедуру, то есть подавал ли заявление. Таких случаев масса.

Марьяна Торочешникова: Значит, получается, что виноват чиновник?

Елена Буртина: Конечно, виноват чиновник, виновато государство, которое все так организовало (хотя, наверное, есть и какие-то объективные причины). Конечно, гражданин виноват в последнюю очередь, ведь он делает то, что говорит ему чиновник.

Виноват чиновник, виновато государство, которое все так организовало

Кроме того, масса людей получали российское гражданство через консульские учреждения. Сам консульский департамент признает, что далеко не все люди, которые в свое время получили гражданство через эти учреждения, были занесены в базу данных, что их база данных по лицам, получившим гражданство через дипломатические учреждения РФ, не полная. Она переходит сначала в ведение ФМС, потом – МВД. И когда проводится проверка – имеет человек гражданство или нет – обращаются к этой базе данных, не находят человека в этой базе и говорят, что он не получил гражданство, а значит, паспорт ему выдан незаконно.

Марьяна Торочешникова: Кто-то несет ответственность за такие действия?

Елена Буртина: Может, иногда кого-то наказывали, увольняли, но самому человеку, оставшемуся без паспорта, это не приносит никакой радости.

Татьяна Котляр: До 2000 года гражданам бывшего СССР, то есть всем нам, оставшимся с паспортами СССР после развала страны, для того чтобы получить российский паспорт, было достаточно не брать паспорта новых республик и заявить: хочу быть гражданином России. Так было по закону 1991 года о гражданстве РФ. А дальше гражданство понимается как устойчивая связь с государством. Он живет в этом государстве с российским паспортом, и вдруг ему говорят: то, что у тебя российский паспорт, вовсе не доказывает, что ты гражданин России, это мы забыли его отобрать. Вот теперь мы признаем паспорт выданным необоснованно, забираем его, и все! Взамен ничего не выдается.

Для полного счастья в нашей стране нет никаких удостоверений личности для гражданства, которые выдавались бы этому человеку автоматически, чтобы он мог продолжать жить, работать, учиться, лечиться и так далее. А страна очень бюрократическая, у нас же никуда не сунешься без паспорта: билет на поезд не купишь, ребенка в школу или в детский садик не отдашь.

И есть масса людей, которым выдавались паспорта без соблюдения правил, потому что сидели безграмотные паспортистки. Говорят, что они не внесены в базу данных в посольствах. Но в 90-х годах не было никаких баз данных ни в посольствах, ни где-либо еще. Человек писал то заявление, которое ему говорили. Потом эти заявления складывались в какой-нибудь мешок или ящик, а человеку выдавалась справка, что он получил российское гражданство или российский загранпаспорт – и все! Факт обращения был, человеку что-то выдали, паспорт не фальшивый. Все остальное – это ошибки государственных служащих.

Марьяна Торочешникова: По логике вещей в такой ситуации государство должно было сказать: “Извините, мы что-то не досмотрели, давайте сейчас выдадим паспорт. Простите нас, пожалуйста, мы больше так не будем”.

Татьяна Котляр: Мы признаем вас российской гражданкой.

Марьяна Торочешникова: Почему они этого не делают? У вас есть объяснение тому, почему паспортные службы, которые должны заниматься только оборотом документов и принимать одни бумажку, а взамен давать другие документы, фактически выносят решение о том, чтобы лишить человека гражданства?

Елена Буртина: Юридически это не лишение гражданства. Лишение гражданства, то есть отмена решения о предоставлении гражданства предусмотрена в определенных случаях, когда суд признал, что человек получил гражданство на основании подложных документов или каких-то заведомо ложных сведений. А в данном случае речь идет не о лишении гражданства: говорится о том, что этот человек не приобретал гражданства.

Татьяна Котляр: А паспорт ему выдали по ошибке.

Марьяна Торочешникова: То есть он никто, и звать его никак.

Елена Буртина: Сейчас, с 2012 года, впервые за достаточно долгую историю нашего гражданства создан некий механизм признания этих людей гражданами. Он не очень совершенный и не очень хорошо работает, это происходит с большим скрипом.

Марьяна Торочешникова: Заявлений не берут, и нет никакого способа надавить на них?

Елена Буртина: В каких-то случаях берут, но во многих случаях стараются не принять. Это не официальный отказ, который можно обжаловать. Как правило, это многократное отфуболивание человека, который месяцами, а иногда и годами пытается подать заявление и не может это сделать.

Марьяна Торочешникова: А почему это происходит? Что им нужно?

Елена Буртина: Я думаю, во многих случаях это способ вымогательства, способ дать понять человеку, что если он уплатит нужному лицу нужную сумму, то решит эту проблему. В каких-то случаях – это мое предположение! – нежелание брать на себя ответственность. Сейчас постоянно происходят проверки, и выясняется, что кто-то необоснованно выдал паспорт. Возможно, чиновники боятся ответственности и не хотят брать ее на себя, признавая человека гражданином. Не могу сказать, что есть какие-то негласные установки – допустим, не давать гражданство. Мы ничего об этом не знаем.

Татьяна Котляр
Татьяна Котляр

Татьяна Котляр: Выглядит так, как будто они есть: очень недоброжелательное отношение ко всем, кто к ним обращается. Раньше я думала, что они националисты и не любят всех нерусских, но потом посмотрела, как они обращаются с русскими, приехавшими на родину, – так же плохо, как с узбеками.

Марьяна Торочешникова: Наталья Коверникродилась в Красноярске и всю жизнь была прописана в квартире, которая теперь досталась ей в наследство. Но, по мнению работников миграционной службы, она не гражданка России и в стране находится незаконно. За нарушение миграционного законодательства женщину уже штрафовали на 2000 рублей и грозят новыми штрафами.

Наталья Коверник: Начальник миграционного краевого ведомства указывает, что я утратила российское гражданство в связи с получением паспорта в 2001 году. На обращение правозащитной организации в защиту моих прав в Генпрокуратуру РФ последние ответили и привели еще более интересный вариант утраты гражданства: что я утратила его в связи со вступлением в брак в 1988 году.

Корреспондент: Вот уже 17 лет Наталья Коверник пытается доказать, что она россиянка, и избежать депортации. Родилась она в Красноярске, здесь же получила образование, работала. И живет она все в той же квартире, где прошло ее детство. Первый раз выехала в 1988 году на Украину, там вышла замуж, и семья вернулась обратно. В 1991 году муж нашел работу на Украине, и они снова поехали туда. Они и подумать не могли, что СССР осталось совсем немного. Сейчас камнем преткновения стал заграничный паспорт Украины, хоть и просроченный. На данный момент это единственный документ, подтверждающий личность Натальи Коверник, который есть у нее на руках.

Наталья Коверник: Я там жила все эти годы по паспорту СССР, внутреннего украинского паспорта никогда не получала. И вот в октябре 2001 года мне впервые был оформлен паспорт, когда я фактически уже находилась в Красноярске.

Корреспондент: Уполномоченный по правам человека в Красноярском крае по обращению Натальи Коверник сделал запрос в МИД. Ответ был ожидаемым – Коверник никогда не отказывалась от своего гражданства. Но представители УФМС отказались принимать этот документ и теперь, по словам Натальи Викторовны, уверяют, что РСФСР и РФ – это разные государства, и гражданство одного не переходит в другое. В итоге женщину привлекли к ответственности за нарушение миграционного законодательства.

Наталья Коверник: Якобы я проживаю в России незаконно с нарушением правил миграционного учета. Не помогли мои объяснения, что я добросовестно пыталась исполнить обязанность по постановке на регистрационный учет в 2001 году.

Корреспондент: Сами работники миграционной службы смеются – мол, депортируем вас. На вопрос – куда? – отвечают: в страну происхождения. Специалисты уверены: в этой ситуации напрочь забыты основополагающие понятия и определение гражданства. Но то, что Наталья Коверник по праву рождения должна иметь российское гражданство, она не может доказать до сегодняшнего дня, хотя в судебной практике уже были вынесены положительные решения по подобным делам.

Людмила Лукашева, президент Уральской ассоциации беженцев: В Красноярске, наверное, до сих пор не знают, что существует постановление Конституционного суда по делу Смирнова, вынесенное в 1996 году, где КС абсолютно четко разъясняет, что такое гражданство по рождению, когда оно возникает и что с ним происходит дальше.

Корреспондент: Что знают и чего не знают красноярские сотрудники ФМС, выяснить, похоже, невозможно. Пресс-служба МВД по Красноярскому краю с июля 2017 года отказывается предоставлять комментарии на тему гражданства.

Закон и то, что называют правоприменительной практикой, в данном случае не совпадают

Татьяна Котляр: Закон и то, что называют правоприменительной практикой, в данном случае не совпадают. По закону, по Конституции, человек, родившийся на территории РСФСР, стал гражданином России, а утратить гражданство можно, только если ты сам написал отказ от него. Однако в том же самом постановлении Конституционного суда по жалобе Смирнова, если ты родился на территории РСФСР, уехал в одну из бывших советских республик, а потом вернулся, то тебе не нужно заново получать российское гражданство, оно у тебя есть по рождению. А с этой женщиной ситуацию трактуют следующим образом: она приехала с украинским паспортом, она гражданка Украина, – и это прямо противоречит закону. Но такова практика нашей ФМС, и суды тоже ничего с этим не делают.

Марьяна Торочешникова: И получается абсолютно безвыходная ситуация? В ней совершенно ничего нельзя сделать?

Татьяна Котляр: Принять гражданство России.

Марьяна Торочешникова: А для этого нужно подать заявление, которое еще должны у тебя принять.

Татьяна Котляр: Чиновники по своей милости дают или не дают гражданство. Это полное безобразие, потому что гражданство – это по определению моя связь с этой страной, с этим государством. Это мое право! А это чисто феодальный подход – мы даем или не даем гражданство… А кто вы такие?! Вы что, государство? Вы не перепутали себя с родиной?! Да, эта женщина чувствует себя гражданкой России, она здесь родилась, вернулась на родину. И какая сволочь может сказать, что ты здесь никто, и мы тебя депортируем? А куда депортировать-то?

Марьяна Торочешникова: Есть люди, которых хватают и сажают в центры временного содержания иностранных граждан, потому что, с точки зрения российских властей, они нарушили российское миграционное законодательство. У них нет никакого гражданства, российское за ними не признают и фактически отправляют в тюрьму. В каких случаях это происходит?

Елена Буртина: В эти центры люди попадают двумя способами – либо на основании решения суда об административном правонарушении (самое распространенное правонарушение – это отсутствие документов, подтверждающих право на проживание или пребывание в РФ), либо суд принимает решение о штрафе с выдворением. Во многих случаях судья принимает решение о том, что это выдворение совершается принудительно, и для осуществления выдворения человека помещают в центр содержания иностранных граждан.

Марьяна Торочешникова: А куда выдворяют?

Елена Буртина: Особенность нашего законодательства в том, что оно не делает различий между лицами без гражданства и иностранными гражданами. Если иностранного гражданина можно выдворить, у него есть страна его гражданской принадлежности, то лица без гражданства в большинстве случаев не имеют страны, в которую они могли бы быть выдворены. Тем не менее, по отношению к ним принимается это решение, и они оказываются в центрах содержания иностранных граждан.

Марьяна Торочешникова: В тюрьмах.

Елена Буртина: Да, это закрытое учреждение. И они там находятся до двух лет, поскольку таков срок давности исполнения административного наказания. Это норма КоАП. 23 мая 2017 года она признана неконституционной нашим Конституционным судом. Суд указал на необходимость внести изменения в КоАП, но пока они не внесены, и люди сидят до двух лет в ожидании выдворения, которое невозможно осуществить.

Марьяна Торочешникова: Вот проходят эти два года, человека выпускают из центра – что дальше?

Елена Буртина: И он оказывается в той ситуации, в которой был до того момента, как туда попал. И бывают случаи, когда человек через некоторое время опять оказывается в центре и сидит достаточно длительный срок в ожидании неосуществимого выдворения.

Елена Буртина
Елена Буртина

Правовое регулирование для иностранных граждан и лиц без гражданства должно быть разным. Кроме того, это происходит потому, что КоАП не предусматривает возможности пересмотра решения о том, что человек помещен в центр содержания иностранных граждан. Он туда помещается не в виде наказания, как говорится в законе, а только для того, чтобы реализовать выдворение. С того момента, когда становится ясно, что реализовать выдворение невозможно, должен быть механизм освобождения человека оттуда, но он отсутствует.

В основном лица без гражданства в РФ – это выходцы из стран бывшего СССР. Появляются некоторые новые категории – например, люди из юго-восточных областей Украины, из Луганска и Донецка. Они теряют украинские паспорта, или по какой-то причине у них нет украинских паспортов, и они находятся на территории РФ и обращаются за свидетельством на возращение, например, в украинское консульство. Консульство отказывает им в выдаче свидетельства на возвращение, ссылаясь на то, что они не могут получить необходимую информацию для выдачи этих свидетельств с территории Луганской и Донецкой областей, поскольку они не контролируют эту территорию. И люди не могут получить украинские паспорта, не могут выехать на Украину и оказываются здесь фактически в положении лиц без гражданства.

Марьяна Торочешникова: А в этой ситуации могут оказаться люди, которые решили откликнуться на призыв российского правительства и президента, воспользоваться программой переселения соотечественников и приехать сюда?

Татьяна Котляр: Могут. Приезжая как участники программы “Переселение соотечественников”, они же не получают российский паспорт в аэропорту или на вокзале в Москве. Сначала они получают разрешение на временное проживание. И только потом, имея регистрацию по месту жительства (что тоже является черной дырой, так как у них нет своего жилья и часто нет родственников в регионах, в которые они приехали по госпрограмме), они должны подать на российское гражданство. До этого им нужно нотариально отказаться от имеющегося у них гражданства – только тогда у них примут пакет документов на гражданство. А если им при этом откажут в получении российского гражданства, а от прежнего они уже отказались?

Марьяна Торочешникова: А могут отказать?

Татьяна Котляр: Могут. Например, вы сообщили заведомо ложные сведения: вы не живете по тому адресу, который указали как адрес прописки. Никаких ложных сведений в этом нет: человек живет по одному адресу, а прописан по другому. В некоторых случаях нам удается доказать в судебном порядке, что они неправильно отказали в гражданстве, а в некоторых не удается. Или, например, выяснилось, что какие-то документы оформлены неправильно, можете подавать заново, но срок действия программы переселения (три года) закончился, и, имея разрешение на временное проживание, человек уже не может подать на гражданство. И вот он оказывается лицом без гражданства.

Есть и другие совершенно замечательные случаи. Мама и папа приобрели российское гражданство, потом рождается ребенок, и им говорят: “Ребенок не является гражданином России”. Хотя в законе есть статья, что если оба родителя приобрели гражданство, то ребенок вместе с ними становится гражданином России. Не может же ребенок оказаться брошенным без гражданства! Нет, может, если его не внесли в свое заявление. А в случае, когда ребенок родился через неделю после того, как принято заявление на гражданство, внести его было сложновато: его еще не было в природе. И вот ребенок – не гражданин России. “Ну, хорошо, – говорят родители. – Примите у нас заявление на прием ребенка на гражданство России”. – “Нет, не примем. Вы получите на него паспорт той страны, из которой вы приехали и гражданами которой вы были, когда ребенок родился”. Это непредставимо с точки зрения здравого смысла!

Марьяна Торочешникова: Эту ситуацию можно каким-то образом преломить?

Поскольку люди живут в стране нелегально, на этот счет нет никакой статистики

Елена Буртина: Можно обращаться в суд, в МВД. В каждом конкретном случае мы, конечно, пытаемся что-то делать.

Марьяна Торочешникова: А как эти люди идут в суд, если у них нет никаких документов?

Елена Буртина: Да, в московский суд без паспорта не войдешь. В случаях с ЛБГ мы очень редко прибегаем к суду, больше уповаем на МВД.

Марьяна Торочешникова: А после того, как завершились все эти мытарства, происшедшие с человеком по вине чиновников, можно обратиться в суд, к МВД, в миграционные службы и в рамках гражданского законодательства потребовать компенсации морального вреда за все эти бесконечные хождения, нервы и унижение?

Елена Буртина: Такие случаи мне неизвестны, зато известны случаи, когда за пытки была компенсация десять тысяч рублей. Я думаю, овчинка не стоит выделки.

Марьяна Торочешникова: А почему бы чиновникам не решить эту проблему, например, выдав всем этим людям, которые сейчас оказались без гражданства, разрешение на временное проживание или вид на жительство, пока не принят новый закон?

Татьяна Котляр: Или просто удостоверение лица без гражданства.

Елена Буртина: Чиновники все-таки не могут принимать таких решений.

Татьяна Котляр: Должен быть закон.

Елена Буртина: Сейчас функции МВД перешли к Главному управлению по вопросам миграции МВД России. Там много квалифицированных людей. Они сейчас выработали интересный законопроект, предусматривающий после установления личности выдачу лицам без гражданства удостоверений личности, которые одновременно также будут играть и роль документа, подтверждающего законность пребывания. Это очень хороший проект. Если он будет принят, то эта проблема будет в значительной степени решена. А пока он не принят, эти люди нелегально находятся на территории страны. Нелегал не может получить РВП.

Кстати, насчет количества таких людей – вы называли цифру в 100 тысяч. Поскольку люди живут в стране нелегально, на этот счет нет никакой статистики. Тем не менее, мы пытались делать оценку. И, по скромным оценкам, это порядка 500 тысяч лиц без гражданства, включая тех, у кого отобрали паспорта. А УВКБ ООН проанализировал данные переписи населения: в последнюю перепись лицами без гражданства назвали себя два миллиона человек. Это, конечно, самооценка, она может не отражать реальное положение вещей, но, во всяком случае, реальная цифра находится между этими двумя – 500 тысяч и 2 миллиона.

Татьяна Котляр: Я не вижу никакого интереса государства в том, что сотни тысяч или миллионы людей живут здесь, не имея удостоверения

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.