Долгая дорога домой: как соотечественники из Казахстана обживают Воронеж

Русские возвращаются в Россию – все те, кто воспитан на русском языке в русской культуре, но волею судьбы заброшен на окраины бывшей советской родины. Их бабушки и дедушки уезжали строить дома и заводы, поднимать целину, в результате внуки оказались гражданами совсем других государств. Теперь они едут к нам не за длинным рублем. Наоборот – сами везут на историческую родину все свои накопленные ресурсы, покупают квартиры. Но главный их ресурс – дети. Так благодаря Государственной программе по содействию добровольному переселению соотечественников Россия принимает новых граждан – семьи хорошо образованных крепких профессионалов, восполняет генофонд и может достойно выйти из демографической ямы. Но Родина-мать, хоть и зовет, на деле оказалась не слишком гостеприимна и ласкова. Корреспондент «Горкома» побывал в семьях добровольных переселенцев из Казахстана, которые выбрали местом репатриации Воронеж – лидера в стране по реализации этой госпрограммы.

Застрелиться

– Нам предложили застрелиться. Это первое, что я услышала, когда ступила на воронежскую землю. Я пришла в офис «Мои документы», все объяснила: приехала по госпрограмме добровольного переселения с мужем и тремя детьми, но принимающей стороны в России у нас нет, и что нам делать. Вот сотрудница и посоветовала «застрелиться», – рассказывает Алина Дорохова.

2017-10-23 19-41-42.JPGВ Караганде она работала педагогом, муж – электромонтером. Но свою квалификацию каждый год приходилось подтверждать на казахском языке. Семья решила уезжать. Вступив в российскую госпрограмму, выбрала Воронеж. Программа добровольного переселения гарантирует соотечественникам ускоренное получение российского гражданства, компенсационные выплаты при переезде на историческую родину, содействие при обустройстве на месте. В Караганде Дороховы продали все имущество, отправили контейнер. Потом уже в Воронеже купили квартиру. Но поставить на миграционный учет в новой воронежской квартире своих детей не смогли. Дело в том, что обязательный промежуточный этап для получения российского гражданства участниками программы добровольного переселения – разрешение на временное проживание, для которого миграционный учет по месту жительству обязателен. Однако иностранные дети не могут быть зарегистрированы у иностранных родителей, если сами не являются собственниками купленного жилья. Так Дороховы начали искать для детей другой «порт приписки». Пришлось снять еще одну квартиру и идти на все условия по оплате ее хозяев. Срок получения промежуточного статуса РВП у членов этой семьи – 4 декабря. Не будет у кого-то к этому времени регистрации – все пропало, и предстоит снова на три месяца возвращаться в Казахстан. Так Дороховым объяснили в миграционном отделе Ленинского РОВД

– Есть еще центр временного размещения, где тоже можно получить регистрацию. Но оплата в нем – 75 рублей в сутки на человека, и обязательное условие – там же и проживать. То есть дети до получения российского гражданства не смогут жить в родительском доме! – удивлена Алина.

Ее старший сын Вячеслав – как иностранец учился в Москве, получил диплом магистра финансов. В столице у него регистрация была – как у иностранного студента. Но устроиться на работу в Воронеже без прописки и гражданства пока не может. Между тем, Дороховы уже потратили все свои средства на переселение в Россию. Только на отправку контейнера в Воронеж из Караганды – около 60 тысяч рублей. На весь переезд в целом, включая оформление документов – больше 200 тысяч.

– Мы люди не богатые, но довольно сильные. И приехали в Россию жить и работать, а не клянчить у государства. Но уже три месяца не можем найти работу, потому что все еще нет гражданства. А при сегодняшних очередях в Коминтерновском миграционном отделе получить гражданство можно будет разве что через год. И мимо гражданства можем «пролететь», если вдруг не хватит денег на регистрацию детей по чужим квартирам. Получился замкнутый круг, – поясняет Алина.

Новые русские

Молодой семье Филиппа Клюжина повезло больше. Он, его жена Дарья Полтаранина и двое маленьких детей уже получили российское гражданство. В Алма-Ате Филипп был один из лучших IT- специалистов республики, работал ведущим системным администратором компании «Теле 2 Казахстан» и со своим профессиональным уровнем мог уехать в любую точку мира. Они с Дарьей выбрали Россию.

– Но оказалось, что русским людям освоиться на русской земле дается с большим трудом. Еще в Казахстане на этапе сбора документов на вхождение программу РФ добровольного переселения надо потратить круглую сумму. Со всеми документами и собранными справками – около 35 тысяч. Вся эта финансовая нагрузка обычно ложится на очень не богатых людей, уже без доходов в Казахстане и еще без работы в России. И у семьи должна быть очень сильная мотивация на такой шаг в Россию. Поверьте, эта мотивация – не материальная. Когда в Воронеже узнают, сколько я зарабатывал в Алма-Ате, сразу спрашивают: зачем ты сюда поехал? Но мы с женой хотим, чтобы наши дети выросли в России и воспитались в русской культуре, – говорит Филипп.

– Сейчас в Казахстане началась вторая волна возвращения русских в Россию. Потому что все встревожены: что будет в стране после ухода Назарбаева? Уже пошел слух, что квартиры у русских покупать не надо – сами все бросят и уедут. В детских садах не разрешается петь песни на русском языке – только на казахском и английском. На работе в госорганах русских почти не осталось. Все ответы на запросы в любые учреждения, включая школу, поликлинику, садики мы получаем на казахском языке. Сейчас многие русские в Казахстане критикуют в соцсетях новый довольно поверхностный учебник русского языка. Этих людей недавно стали вызывать на допросы в полицию. И вот то счастье, когда ты вдруг погружаешься в среду, где все говорят на твоем родном – русском языке, все отмечают твои любимые с детства праздники – это можно понять только родившись и пожив в другой стране! Прилетев сюда, я хотела обнять всех воронежцев. Но в миграционных органах нас накрыла еще одна реальность. Здесь не уступают место пожилым, беременным и с маленькими детьми, потому что некоторые стоят в очередях сутками, сдают и пересдают документы по несколько недель. Мы везде возили коляску, запас еды, воды для детей и подгузники. После всех приключений сынок стал радоваться кровати дома, тому, что спать наконец можно не в общественном месте. Зато благодаря всем усилиям, мы управились с документами за три недели, – рассказывает Дарья.

Казахстан – Россия, нестыковки

Компенсация всех затрат на переезд в Россию переселенцам положена, но вот как ее получить, русские «казахи» не представляют. Выплачивается она российской стороной строго по паспорту гражданина Казахстана, но в консульстве республики установлены жесткие сроки сдачи паспортов – через 30 дней после получения гражданства РФ. Очередь в ГУВД на получение компенсации сейчас зашкаливает за 3 тысячи человек. Это значит, что люди, скорей всего, ее дождутся, уже став россиянином и давно сдав свой казахский паспорт. За нарушение сроков сдачи паспортов казахстанская сторона может наложить большие штрафы.

Все эти правовые нестыковки обсуждались на встрече губернатора Алексея Гордеева с заместителем председателя исполкома Международного общественного движения «Форум переселенческий организаций» Галиной Рагозиной.

фото моё на паспорт.jpg– Воронеж наиболее популярный регион у переселенцев, и вопросов накопилось много. Почему департамент труда, курирующий программу переселения, не поднимет этот вопрос перед правительством РФ и депутатами Госдумы? Или – почему образовалась эта правовая коллизия с выплатами компенсаций на переезд, когда переселенцы уже остаются без казахстанского паспорта и, значит, компенсацию получить не могут? Начальник УВМ пояснил нам, что можно предъявить и нотариально заверенную копию паспорта, но специалисты, принимающие документы на местах, говорят переселенцам, что нужен именно сам паспорт. Но самая большая проблема – это все возрастающее количество отказов для желающих переехать именно в Программе добровольного переселения по Воронежской области. И нехватка кадров в управлении по вопросам миграции ГУ МВД по Воронежской области, – комментирует Галина Рагозина.

Почему молчит омбудсмен

Самая больная проблема русских переселенцев – оказание медицинской помощи их детям. Оказывается, до получения статуса РВП у ребенка нет права на оказание медицинской помощи, не считая «Скорой». Даже трудовым мигрантам страховые компании стали продавать полисы ДМС. Но в отличие от взрослых, дети до 18 лет ни полис ДМС, ни тем более ОМС получить не могут.

2017-10-23 19-41-46.JPGУ Татьяны и Андрея Самойленко из Алма-Аты трое детей-школьников. Все они тоже не имеют права на регистрацию в квартире своих родителей. Старший сын – инвалид с системным заболеванием крови. Но из-за отсутствия гражданства получение российской инвалидности ему пока заблокировано. Не говоря уж о лечении. Хорошо, Татьяна сама по профессии ученый-физиолог и знает, как поддерживать состояние сына стабильным, хоть и за весомый семейный счет. А в школе из-за отсутствия подтверждающих документов администрация не имеет права освободить мальчика от физкультуры.

– Я обратилась к уполномоченному по правам ребенка в регионе Ирине Поповой. Попросила оказать содействие в приобретении медицинского полиса. Прошло три месяца, но никакого ответа мы до сих пор не получили, – говорит Татьяна Самойленко.

– Но это не особый случай Татьяны, а очень типичная ситуация нарушения прав ребенка из жизни семей переселенцев, В моей практике было много случаев, когда дети с тяжелыми хроническими заболеваниями оставались без лечения, пока не получили статус РВП. В больницах требуют полис. В садик и школу без него тоже не принимают, – комментирует Галина Рагозина.

Как стало известно вчера, все члены семьи Самойленко получили гражданство РФ и паспорта – благодаря помощи руководства управления по вопросам миграции ГУВД, с учетом состояния здоровья сына. Теперь, наконец, он сможет получать бесплатную медицинскую помощь. А вот ответа от детского омбудсмена региона мама Татьяна Самойленко так и не дождалась.

Ольга Бренер
Фото автора

Кто такие мигранты и что им надо?
Открытое письмо Дарьи Полтараниной российскому телеведущему Владимиру Соловьеву:

Здравствуйте, уважаемый Владимир Рудольфович!

Позвольте поблагодарить Вас за «Вечер с Владимиром Соловьевым» – наша семья всегда, когда есть возможность, с удовольствием Вас смотрим!

2017-10-23 19-41-29.JPG

Однако, диалог на тему миграции, вызвал у нас настолько неоднозначное мнение, что я и моя семья решились Вам написать. Для начала мы хотим ответить на вопрос, который поднимался в ходе дискуссии: «Кто такие мигранты и что им надо?»

Мы – это среднестатистическая семья мигрантов – соотечественников, возвратившихся на свою историческую Родину – Россию из Казахстана, как и тысячи других семей. Мой муж – Клюжин Филипп Игоревич (31 год, IT – специалист), я – Полтаранина Дарья Дмитриевна (29 лет, художник), дочь (6 лет) и сын (3 года). Мы приехали в г. Воронеж 07 августа 2015 года, как участники Государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом, утвержденную Указом Президента Российской Федерации от 22 июня 2006 г. № 637.

В середине прошлого века, мой дед, коренной москвич, был направлен из г. Москвы работать в Алма – Ату, бабушка – родом из г. Кемерово; по другой линии мои давние предки приехали в глубинку Российской Империи по указу Императрицы Екатерины II – теперь эта глубинка является Восточно – Казахстанской Областью. Родители моего мужа родом из г. Ангарск.

Мои предки сражались в Великую Отечественную войну: два прадеда, дед, три дяди – все они имели достойные боевые награды. Прадед отдал жизнь за Родину на полях сражений и похоронен в братской могиле в г. Великие Луки. Еще один родной дедушка награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Что же нам надо, мигрантам? Отвечаю: жить и работать в России, открыто любить свою Родину, говорить на русском языке, наслаждаться нашими традициями, культурой, природой! После развала СССР более 20 млн. человек, этнически русских оказались за границей, превратившись в иностранных граждан для России. Мы не приехали, и не понаехали. Мы возвращаемся домой!

Владимир Рудольфович! Диалог в Вашей передаче вели очень авторитетные и уважаемые люди. Но, к сожалению, ни один из них глубоко не владел вопросом по теме миграции. Согласитесь, что компетентный специалист в области Миграционной политики внес бы конкретику и ясность в дискуссию о мигрантах. Но, увы! Такого человека на этой передаче не было и потому тема миграции, к сожалению, осталась не раскрыта.

Например, сомнительны, на наш взгляд, попытки Ваших гостей поставить знак равенства между мигрантом и террористом, а также смешать в один ком ужесточение миграционного законодательства и методов борьбы с террористами.

На наш взгляд, миграция в Россию и миграционный опыт сегодняшней Европы – разные вещи. Говорить о миграционном кризисе в России, извините, не совсем корректно, если взглянуть на следующие цифры:

Россия должна стать богатой страной. Но богатство любой страны – это, прежде всего люди. Обеспечить динамику прироста населения – одна из первоочередных задач государства Российского, наряду с ростом ВВП.

Теперь, несколько слов об ужесточении миграционного законодательства. Стоит заметить, что и на сегодня пройти путь мигранта и получить Российское гражданство нелегкая задача, предусматривающая тотальную документальную проверку, досье мигранта на региональном и федеральном уровне, включающую как медицинскую, так и дактилоскопическую регистрацию (в том числе и для новорожденных детей).

Вряд ли коренные россияне подвергались подобному сканированию хоть раз в жизни, как мигранты.

Рассмотрим вопрос экономической эффективности привлечения мигрантов. Мы, среднестатистическая семья из Казахстана, приехали на новое место жительство не с пустыми руками. За период 2 полугодия 2015 – 2016 г.г. мы инвестировали в экономику Воронежской области более USD 50000 – это взнос в покупку квартиры, мебели, машины и прочие приобретения. То есть каждый член нашей семьи, включая наших малолетних детей, обеспечили денежные поступления в экономику России USD 12 500. С учетом, что номинальный ВВП России за 2015 год на человека составил USD 12 719 и того, что мой муж через три недели после переезда уже вышел на работу – наша семья осуществила достойный первоначальный вклад в экономику Родины, принимая во внимание наш возраст.

Теперь, что касается возрастного распределения переселенцев в РФ и членов их семей, по возрасту: 20% – это несовершеннолетние дети до 18 лет, 73% – это люди трудоспособного возраста от 18 до 55 лет (зачастую с высшим образованием и хорошим опытом работы). И всего – 6% – люди пенсионного возраста.

Эта дает понимание, какая категория людей едет – это средний трудоспособный класс, с маленькими детьми (которые будут воспитаны здесь в интересах и с любовью к России).

Вся вот эта небольшая статистика приведена нами с единственной целью – показать Вам другой портрет мигранта, не тот, о котором шла ваша дискуссия.

Мигрант в России – это в большинстве своем русскоговорящий, точнее этнически русский человек, с высшим образованием, материальным состоянием, семейный, с маленькими детьми! Мигранты, которые в большинстве своем едут за родной культурой, языком и стабильным, перспективным будущим!

Мы сталкиваемся с тем, что наши бывшие соседи здесь, в России, чаще всего и не слышали, что есть Программа Переселения, не понимают также, как и Вы, зачем мы приехали. Хотелось бы, чтобы Ваша передача, имеющая такую огромную аудиторию, вновь вернулась к этой непростой теме.

Если возможно, сделайте, пожалуйста, выпуск или уделите время вопросу Государственной программе переселения со специалистами в данном вопросе. Мы можем порекомендовать Вам потенциальных гостей для Вашей передачи, которые смогут компетентно и аргументировано раскрыть тему мигрантов России.

А также поговорить о людях, которые не убегают на Запад, а выбирают Россию. Что мы, мигранты (соотечественники– это хорошие, успешные, неравнодушные к судьбе России люди!

С уважением и надеждой на понимание».

Источник

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *