Глава ФСБ вновь все стрелки перевел на мигрантов, заявив, что “основной костяк террористических групп России составляют граждане стран СНГ”

Выдержка об этом из передачи “Персонально Ваш”  на “Эхо Москвы”

Обсуждение заявления А. Бортникова начинается с 24:30 мин. до 35:00 мин.

Читать здесь:

Я.Широков― И сегодня устами главы ФСБ Александра Бортникова узнали, что, оказывается, основной костяк террористических групп России составляют граждане стран СНГ, которые прибыли к нам в потоках трудовой иммиграции. Это что значит, что мы уже какую-то новую тенденцию видим?

С.Алексашенко― Яков, мы не можем это проверить, правда?

Я.Широков― Гипотетически, поверим на слово главе ФСБ.

С.Алексашенко― Не могу. К сожалению, российские спецслужбы относятся к тем ведомствам, которым верить на слово я не могу.

Е.Канакова― А каким ведомствам надо?

С.Алексашенко― Я верю статистике, которую публикует Центральный банк, например, или статистике бюджета, которую публикует Министерство финансов, потому что они делают это на протяжении многих лет по одним и тем же стандартам во многих формах, которые не конфликтуют друг с другом, которые не находятся в противоречии. Я относительно верю данным, которые публикует Росстат, хотя к нему тоже есть вопросы по каким-то конкретным цифрам.

А ФСБ выплескивает на нас факты или альтернативные факты время от времени не системно, без подтверждения их какими-либо документами. Вот он говорит: большинство. Ну хорошо, ну большинство. А дальше? А как вы это все проверяли? А откуда у вас статистика? А расскажите, как это было год назад, как было два года назад?

Я.Широков― Ну вот 16 предотвращенных терактов и все задержанные, видимо, являются выходцами из стран СНГ, трудовые мигранты.

С.Алексашенко― Стоп-стоп! Бортников не сказал, что они трудовые мигранты, он сказал, что в потока трудовой миграции, что это канал, как они приезжают в Россию. Как трудовые мигранты оформляют патент и при этом не работают. Дальше, Яков, вы сказали, что, добрый вечер, все эти 16… а, может быть, и не все, а может быть, и не во всех 16. Мне кажется, что сейчас в какой-то мере слова Бортникова нас возвращают примерно на 20 лет назад, когда бывший мэр Москвы Юрий Михайлович Лужков ввел в оборот такую фразу «понаехали тут». Которая стала такой человеконенавистнической фразой, которая делит людей на людей первого сорта и на людей второго сорта, если так честно говорить.

И вот господин Бортников, на самом деле… такая полуфашистская идеология, что есть хорошие люди, а есть плохие люди изначально. А давайте-ка мы введем запрет, а давайте-ка мы ограничим их въезд. При этом господин Бортников по большому счету, я не знаю, чего хотел? Вот он сказал: «Нет, посмотрите, как мы здорово работаем, мы предотвратили 16 терактов, еще чего-то такое». Он говорит: «Нет, у нас плохие правила. К нам едут люди, которые становятся преступниками. Можно подумать, что кого-то останавливает необходимость получения российской визы. Неужели вы правда думаете, что если будет введен визовый режим со странами СНГ, что те люди, которые, предположим, захотят в России осуществлять теракты, что они не получат российскую визу?

Е.Канакова― То есть ограничить въезд – это не выход, по-вашему?

С.Алексашенко― Да нет, конечно. Ограничить въезд, ввести визовый режим и уменьшить количество людей из стран Средней Азии в России — это означает создать огромнейшие проблемы для российской экономики, просто огромнейшие.

Е.Канакова― Уточните, какие именно?

С.Алексашенко― Екатерина, я сейчас как раз об этом хотел сказать. Вот смотрите, раньше у нас была Федеральная миграционная служба. Можно к ней по-разному относиться, но она публиковала регулярно статистику ежемесячно, сколько по ее оценкам находится иностранцев в Российской Федерации, сколько приехало, сколько уехало. Очень хороший продолжительный ряд, опять данные, которым можно доверять. После того, как Федеральная миграционная служба перешла в МВД, эта статистика исчезла. Поэтому сейчас говорят, где-то там между 8 и 10 миллионами человек иностранцев находится на территории Российской Федерации постоянно. Наверное, три четверти из них, судя по той демографии, которую давала Федеральная миграционная служба, это люди трудоспособного возраста и, скорей всего, они работают. Будем считать, что где-то 5-6 миллионов человек работают на российскую экономику. Общая численность занятых в российской экономике, если я помню правильно, где-то миллионов 65, значит, где-то 9% занято – это выходцы из других стран, это иностранная рабочая сила.

Вы представляете, вот сейчас в Москве – опять можно верить, можно не верить — нет водителей автобусов, троллейбусов, которые из Москвы. На стройках, если вы походите по московским стройкам, по подмосковным строкам, там тоже рабочих из России не очень много. Сейчас вся эта рабочая сила будет выдворена с территории России. Это просто замечательно – бум! – и к нам из Тамбова поедут в Москву работать. Ага, дождетесь вы!

Поэтому, мне кажется, что господин Бортников не очень хорошо понимает, какой месседж, чего он хочет попросить. Запретить въезд? Ну хорошо, давайте обрушим российскую экономику. Я могу точно ответственно заявлять, что запрет на въезд иностранцев из стран СНГ, переход на визовый режим – это будет посильнее, чем западные санкции. Вот этот эффект мы четко все почувствуем, мгновенно причем почувствуем.

Е.Канакова― Хорошо, если не запретить, но ужесточить?

C.Алексашенко: Вся эта рабсила будет выдворена с территории РФ. И из Тамбова поедут в Москву работать. Ага, дождетесь

С.Алексашенко― А, может быть, пусть лучше ФСБ своей работой занимается? Чего нужно ужесточать? Может быть, пусть ФСБ прекратит борьбой с политическими оппонентами: преследовать Навального, следить за Навальным, его коллегами, проводить обыски у правозащитников. Вот, мне кажется, у ФСБ ресурсы не туда направлены.

Я не хочу защищать террористов. С терроризмом надо бороться. И ФСБ – это вроде, в принципе, организация, которая этим должна заниматься. Пусть она этим занимается. Чего она лезет не в свое дело? Что она занимается экономической безопасностью, и как не начнешь заниматься с крупными экономическими делами, везде торчат следы ФСБ: здесь какой-нибудь полковник ФСБ крышует, здесь генерал крышует, здесь еще. А здесь конфликт: раньше крышевал генерал МВД, теперь крышует генерал ФСБ, они начинают между собой разборки. Вот пусть ФСБ занимается своими делами. Вот пусть оно уберет свои руки от политики, от экономики. Пусть занимается борьбой с терроризмом, с внешними угрозами. Тогда и эффекта будет побольше. И не господин Бортников должен решать, нужно нам ограничивать иностранную рабочую силу или не нужно.

Вот, если он говорит: «Вы знаете, мы не можем контролировать, давайте мы что-то сделаем: браслеты повесим на всех и пусть вся иностранная рабочая сила перемещается по стране, как под домашним арестом, чтобы мы знали». Но все равно ведь не поможет, правда?

Я.Широков― А между тем Трамп-то тоже собирается запретить въезд мексиканцам, построить стену на границе.

С.Алексашенко― Трамп не собирается запрещать въезд мексиканцам.

Я.Широков― Ограничить нелегальную миграцию.

С.Алексашенко― Нет, смотрите, у Америки другой визовый режим. В Америку въезжают по визам, и нелегальная иммиграция в Америке – это те люди, которые въезжают сюда по туристическим визам и остаются здесь после истечения срока действия визы. Вот, с чем собирается бороться президент Трамп. И, на самом деле, американское государство с этим никак не борется до настоящего времени. То есть оно как-то к этому относится… вот до тех пор, пока случайно его не поймают, никто целенаправленно таких людей… ну и выходцев из СССР, из России здесь достаточно много таких, которые приезжают и живут здесь по истечении срока туристической визы. Самое главное – нигде не высовываться, не появляться там, где могут у тебя какие-нибудь свидетельство о страховании или какие-нибудь документы спросить. Потому что никто не спрашивает твою визу, если ты идешь в магазин. Полицейский тебя из-за этого не остановит.

Трамп, он говорил, что он собирается бороться с нелегальной иммиграцией и даже, может быть, всех их выдворит, но пока эта задача точно не является приоритетной. И после его инаугурации я не слышал, чтобы он собирался здесь что-то делать.

Е.Канакова― Сергей Владимирович, Александр из Санкт-Петербурга спрашивает: «Почему не отправлен в отставку после теракта в метро губернатор и начальник метрополитена, которые не обеспечили безопасностью людей в метро?»

С.Алексашенко― А у нас что, губернатор занимается безопасностью людей в метро? Я вообще, не очень хорошо понимаю, при чем здесь губернатор, если честно говорить. Суд недавно доказал или признал невиновность Дмитрия Каменщика в отношении теракта в аэропорту «Домодедово», то есть что владелец аэропорта не отвечает за теракт, который произошел на входе в аэропорт. То же самое и, мне кажется, начальник метрополитена не отвечает за борьбу с терроризмом. Отвечает полиция, отвечает ФСБ. Уж если кто-то и должен уйти в отставку, то это руководители силовых структур.

Я.Широков― Хотя бы какой-нибудь начальник УФСБ по Санкт-Петербурге должен взять вину или зам начальника.

С.Алексашенко― Вы знаете, что, мне кажется, ответ на этот вопрос мы получили достаточно давно, несколько лет назад, может быть 10 лет назад, большое количество лет назад. Российский президент давал интервью, как сейчас помню, журналу «Русский пионер». Ему как раз задавали вопрос: «Почему вы не увольняете людей, когда что-то случается?» Он говорит: «Потому что это будет признанием моей ошибки: я выбрал неправильного человека и поставил его на должность, а он не справился». Вот и все, вот и ответ. Увольнение начальника ФСБ по Санкт-Петербургу или по Ленинградской области – это признание президентом Путиным, который назначал на должность, своей ошибки. У нас Владимир Путин ошибок не совершает.

Я.Широков― Анна из Калужской области еще замечает: «Это что же за экономика такая, если она зиждется только на мигрантах?»

С.Алексашенко― Нет, почему только на мигрантах? Она в значительной мере зависит от мигрантов. Строительство зависит от мигрантов. А Российская экономика зиждется на нефти, газе, металле, дереве, лесе, химии– вот, на чем держится российская экономика. Но мигранты составляют значительную часть рабочей силы. И отдельные сектора российской экономики очень сильно зависят от мигрантов. Розничная торговля зависит от мигрантов.

C.Алексашенко: Строительство зависит от мигрантов. А экономика зиждется на нефти, газе, металле, дереве, лесе, химии

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *