Главный приоритет современной миграционной политики России

Доклад на Всероссийской с международным участием Конференции : Гуманизация приема соотечественников, переселяющихся в Россию и восстановление права вынужденных переселенцев на жилище 

Программа Конференции и время выступлений докладчиков 

Дата проведения конференции: 21 апреля 2017

Воробьева О.Д., д.э.н., проф., руководитель НИЦ МПС

Споры о том, что же должно стать главным в государственной миграционной политике России не закончились  с принятием документа под названием Концепция государственной миграционной политики на период до 2025 года. Причем высказываются диаметрально противоположные мнения, суть которых можно коротко обозначить так:

1). Россия должна жестко ограничивать приток мигрантов, так как едут не те, кто «нам нужен», да и увеличивать численность населения не нужно. Экономика и так проживет, новые технологии позволят обходиться меньшим количеством трудовых ресурсов.

2). России необходим прирост численности населения для сохранения территорий, для роста экономики. Этот прирост возможен в обозримом будущем только за счет миграционного прироста.

Так какой же приоритет должен стать главным? Если с ответом на этот вопрос не определиться, то никакой осознанной политики как не было, так и не будет. Будут шарахания от одной крайности к другой в зависимости от сиюминутных конъюктурных, чаще популистских политических целей. А ситуация, развивающаяся под влиянием стихийных регуляторов, не управляемая научно и организационно обоснованной волей всегда (опыт более 25 лет) приводила и будет приводить к поражению. В области миграции это означает: концентрация населения в ограниченном числе регионов, ухудшение половозрастной структуры населении в отдающих регионах,  изменение состава населения, усиление региональной социально-экономической дифференциации, и, в итоге, замедление экономического роста в малозаселенных регионах. А далее – их освоение другими странами и отторжение.

Мы придерживаемся второй позиции из перечисленных. И вот почему.

Миграция в демографическом развитии любого государства может играть троякую роль:  она  в случае отрицательного сальдо ведет к сокращению численности населения страны, при положительном сальдо  миграция либо служит наряду с естественным приростом  источником восходящей демографической динамики, либо выступает фактором  компенсации естественной убыли. В России в послевоенные годы имели место все  эти  варианты демографического развития.

По размерам территории Российская Федерация является самым большим государством в мире. Ее площадь составляет 17.1 млн. кв.км сухопутной части Земли или её 11.5%. Намного меньшими территориями обладают даже следующие за Россией Канада (10 млн. кв.км.), Китай (9.6 млн.) и США (9.4 млн.).

И эта громадная территория располагает колоссальными природными ресурсами. Это огромные земельные ресурсы, пригодные для сельскохозяйственного использования, среди которых – лучшие в мире чернозёмы. Лесные ресурсы, которые в полной мере обеспечивают её нужды деловой древесиной, сырьем для производства целлюлозы, картона, бумаги и т.д. Общий запас древесины превышает 80 млрд. кб. м. К началу нового века на долю России приходилось 45% мировых запасов природного газа, 13% – нефти, 23% – угля и т.д. Прогнозные запасы ресурсов России к началу ХХI века оценивались в 140 трлн. долларов США. На территории России колоссальные мировые запасы пресной воды (только в Байкале объем пресной воды составляет 23 тыс. кубических километра, что равно примерно одной пятой мировых запасов).  Считается, что в России сосредоточена пятая часть (21%) мировых запасов ресурсов (1).

Другой фактор, который может рассматриваться как «бесплатный ресурс», доставшийся России, её выгодное географическое положение. Страна непосредственно примыкает к акваториям мирового океана. На западе, и на востоке достаточно выходов в мировой океан: северные акватории (прежде всего, Баренцево море), Балтийское, Черное, Охотское и Японское моря, Тихий океан. Значит существуют объективные условия для крупномасштабного развития флота: военного, торгового и рыбодобывающего, добычи нефти и других ресурсов прибрежных шельфов.

Масштабы российской территории, насыщенной природными ресурсами, выгодность её морских коммуникаций и евразийское местоположение страны  в прошлом в полной мере учитывались в стратегии оборонного и экономического развития России, укреплении её геополитического статуса.

Осуществлялось  последовательное заселение Сибири и Дальнего Востока, как в дореволюционное, так и в советское время. Об этом лучше всего свидетельствует неуклонное повышение в населении России доли её азиатской части. Если в начале ХVIIIв. восточнее Урала проживало чуть больше 300 тыс. человек, то уже в середине ХIХ века – свыше 2.2 млн. человек. Первой Всероссийской переписью населения  зафиксировано, что на огромной территории за Уральским хребтом накануне нового столетия (1897г.)  проживало  5.7 млн. человек, что составляло 0.4 человека на кв. км. К началу ХХ века, сто лет назад, плотность населения Сибири и Дальнего Востока возросла до 0.7 человек на кв.км. По данным Всесоюзных переписей населения за 50 советских лет (с1939г. по 1989г.), из которых 5 пришлись на страшные военные годы, доля азиатской части страны (без Тюменской области) возросла в 1.4 раза, а плотность населения увеличилась в 1.9 раза. В течение последних 15 «дореформенных» лет (1976-1990гг.) население России возросло за счет миграционного сальдо на 2.7 млн. человек, что вместе с естественным приростом (11.3 млн.) увеличило его на 14 млн. В тот период миграционное сальдо возрастало от пятилетия к пятилетию: в 1976-1980гг. -738 тыс., в 1981-1985гг.-878 тыс. и в 1986-1990гг.-1062 тыс. человек. Исход из ряда союзных республик  русского населения в Россию начался уже в те годы. Вслед за  Грузией и Азербайджаном в этот процесс стали втягиваться и другие республики: Армения, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан и Туркмения.   В целом в рассматриваемый период на долю миграции пришлось примерно  20% общего прироста населения России.

Одновременно с ростом численности, вплоть до 1990-х годов доля и плотность населения, проживающего в Азиатской части постоянно возрастали.

Таблица 1.

Численность, доля и плотность населения европейской и азиатской частей России с 1939 по 1989г.*

1939г. 1959г. 1970г. 1979г. 1989г.
                                     Численность населения, на начало года, тыс. человек
Россия в целом 108379 117534 129941 137410 147022
Европейская часть 92695 96068 106009 111321 118004
Азиатская часть* 15684 21467 23932 26089 29018
                                        В процентах к численности населения России
Европейская часть 85,5 81,7 81,6 81,0 80,3
     Азиатская часть* 14,5 18,3 18,4 19,0 19,7
Плотность населения, человек на один кв.км.
Россия в целом 6,3 6,9 7,6 8,0 8,6
       Европейская часть 16,1 16,7 18,5 19,4 20,5
Азиатская часть* 1.4 1.9 2.1 2.3 2.6

* Население России за 100 лет (1897-1997). Стат. сборник. Госкомстат России. М.1998. с.50. 52

**Без Тюменской области. С нею доля азиатской части в 1939г. составляла 15.4%, в  1970г. -19.5 и в 1989г. -21.8%.

 

       В последнее десятилетие ХХ и первое десятилетие ХХI веков (1991-2010гг.), в результате наступившей депопуляции, миграция стала   выступать фактором компенсации естественной убыли населения. Заметим, что  1991г. – это последний  год, когда  был, хотя и  небольшой, но  все же, естественный прирост населения, который вместе с миграционным сальдо завершил, продолжавшеюся в течение  55 послевоенных  лет, восходящую демографическую динамику. В 1992г., несмотря на естественную убыль, численность населения за счет миграции увеличилась в последний раз, правда на мизерную величину (0.1 млн. человек). Все последующие годы оно сокращалось, т.к. миграционное сальдо было недостаточным, чтобы полностью компенсировать  естественную убыль.  Значение миграционного сальдо в  динамике  населения России в 1991-2010гг.  представлено в таблице 2. К сожалению, из-за изменения с 2011 года методики учета прибывших и выбывших, данные о миграционном приросте за последующие годы не сопоставимы со всем предыдущим рядом. И по новым данным миграционный прирост уже в десятки раз превысил незначительную естественную убыль, обеспечив, наконец, общий прирост численности населения.

Таблица 2.

Доля миграционного прироста в компенсации естественной убыли населения                          России в 1991-2010гг., тыс. человек*

Годы Естественная

убыль

Миграционный

прирост

Общий

прирост

    Доля

компенсации**

1991-1995 -2599 2024 -575 77.9
1996-2000 -4127 1399 -2728 33.9
2001-2005 -4407 331 -4076  7.5
2006-2010 -2009 1019 -990 50.7
2011-2015 -47 1456*** 1409 103.
  Всего 1991-2010 -13142 4773 -8369 36.3

*В связи с проводимыми Росстатом корректировками данных о миграционном и общем приросте населения, вызванными несовпадениями сведений переписей  и текущего учета, возможна не точность, приводимых в таблице цифр.

**отношение миграционного прироста к естественной убыли в %

***данные на сопоставимы с предыдущим периодом из-за изменения методики учета.

 

Из данных таблицы 2,  даже если они и не совсем точны,  о чем сказано в примечании к таблице, следуют вывод о том, что внешней миграции в последние 20 лет принадлежит  огромное значение в демографическом развитии России, она в период 1991-2010гг. компенсировала свыше трети естественной убыли населения, которое в результате сократилось к началу 1991г. не на 13.1 млн. человек, а лишь – на 8.4 млн. (с учетом поправок, внесенных в динамику населения  переписями 2002 и 2010гг., его численность сократилась лишь на 5.5 млн.).  Не будь миграционного прироста, нынешняя численность населения России составляла бы много меньше, чем 143 млн. человек. Перспективы естественного прироста населения России отнюдь не безоблачны. Вступление в самый активный репродуктивный возраст (20-40 лет) малочисленных поколений, родившихся в 1990-е и следующие 5 лет, ещё долго не даст сколько-нибудь существенной положительной динамики естественного прироста.  Следовательно, уповать на собственные «внутренние резервы» для поддержания или роста численности населения не приходится.

Но может быть оно так целесообразно и разумно распределено по территории страны, что достаточно поддерживать имеющуюся численность населения. Тем более, что всего треть территории (согласно научно обоснованному и общепризнанному мнению) обладает благоприятными условиями для проживания людей, а на двух третях проживание людей связано с более или менее экстремальными условиями. Но с началом глобального социально-экономического и политического реформирования в России начали происходить столь же глобальные территориальные сдвиги в расселении населения.

Что же произошло с территориальным перераспределением населения уже живущего на территории России, и прибывающего на постоянное место жительства в последние 25 лет, в период, когда переселенческие процессы развивались (и продолжают развиваться) стихийно, без воздействия на них с помощью специально созданных и организованных регуляторов со стороны государства.

Судить об этом можно по данным, которые содержатся в материалах переписей населения о численности местных уроженцев (не мигрантов) и не местных уроженцев (мигрантов). Данные переписей (1989, 2002, 2010) показывают значительные колебания доли живущих не с рождения (то есть мигрантов) в общей численности населения во всех экономических районах России, связанные с резким падением этого показателя в 2002-м и некоторым ростом в 2010 г.

В 1989 г. наибольшие доли мигрантов (населения, живущего не с рождения) в составе населения  были зафиксированы в Западно-Сибирском (55,8%), Восточно-Сибирском (56,8%) и Дальневосточном (61,8%) районах. Это результат активного процесса переселения населения, связанного с продолжением планомерного освоения  и заселения Сибири и Дальнего Востока в предыдущие десятилетия советского периода. Но именно в этих регионах по данным переписи 2002 г. было зафиксировано наибольшее сокращение  доли «неместных уроженцев». Значит в 1990-е годы население не только активно уезжало, но уезжали именно «неместные уроженцы», мигранты, т.е. наиболее мобильная часть населения, имевшая миграционный опыт. А новые переселенцы не появлялись. Так, в Дальневосточном районе доля живущих не с рождения упала за 13 лет (1989—2002 гг.) на 9,9 п.п., в Восточно-Сибирском — на 8,5 п.п.

Ситуация меняется к 2010 г. Миграционная активность возрастает. Численность живущих не с рождения увеличивается во всех районах, в том числе в Сибири и на Дальнем Востоке. В этот период в трудоспособный возраст стали входить многочисленные когорты людей, рождённых в 1980-е гг., которые к смене места постоянного жительства относились уже более решительно и прагматично и активно меняли его с целью трудоустройства и учёбы (как внутри субъектов, так и вне). Но за 1990-е годы (по данным уже Всероссийской переписи населения 2002 года) главным видом миграции стала  внутрирегиональная миграция, её доля достигла более 80%, соответственно на межрегиональную миграцию в общем миграционном обороте пришлось лишь 20%. Следовательно, в 1990-е годы дальность переселений населения намного сократилась. Особенно сильно явление замкнутости территорий было характерно для Волго-Вятского района, где на миграцию в пределах района пришлось 87 % всего объема миграции, Уральского – 86 %, Восточно-Сибирского – 85 %. Соответственно резко упали миграционные связи с другими регионами. Для сравнения, по данным Всесоюзной переписи населения 1970 года, характеризующим ситуацию в 1960-х и более ранних годах,  внутрирегиональные миграционные потоки составляли в среднем по РСФСР 60 % (от 53,8% в Северо-Западном районе до 67,2% в Западной Сибири).

Однако региональные дисбалансы социально-экономического развития превратили межрегиональные миграционные потоки в однонаправленные и способствовали стягиванию населения в европейскую часть России. Например, наибольший рост доли мигрантов был зафиксирован в Северо-Западном (за счет Санкт-Петербурга и области), Центральном (включая бывший Центрально-Черноземный район) и Уральском (за счет Тюменской области) Федеральных округах. (рис. 3).

Оставались слабыми межрегиональне миграционные связи и в 2000-е годы, но в этот период увеличилась доля межгосударственной миграции в общем объеме переселений, который отмечался в 1990-е годы.  (табл.3)

Таблица 3.

Миграционные связи экономических районов России по данным переписей населения  2002 и 2010 гг.

(в % к общей численности проживающих не с рождения)

Экономические

районы

Внутрирегиональная миграция Межрегиональная в пределах РСФСР (РФ) Миграция с другими странами
1970 2002 2010 1970 2002 2010 1970[1] 2002 2010
Северо-Западный[2] 53,8 63,6 62,0 28,2 22,0 19,0 18,0 14,4 19,0
Центральный 56,8 74,8 73,9 26,2 14,0 13,0 17,0 11,2 13.1
Волго-Вятский 63,7 86,8 86,2 28,9 9,8 8,8 8,4 3.4 5,0
Центрально-Черноземный 59,6 80,3 77,4 27,3 10,5 9,8 13,1 9,2 12,8
Поволжский 60,5 78,5 78,8 27,6 13,5 11,1 11,9 8,0 10,1
Северо-Кавказский 56,4 78,4 69,1 27,1 10,7 9,3 16,5 10,9 21,6
Уральский 64,1 85,7 84,2 24,7 9,8 7,7 11,2 4,5 8,1
Западно-Сибирский 67,2 76,2 78,1 22,1 16,9 14,9 10,7 6,9 7,0
Восточно-Сибирский 64,7 85,0 81,9 26,3 13,0 10,3 9,0 2,0 7,8
Дальневосточный 54,9 71,4 73,3 31,4 18,9 14,6 13,7 9,7 12,1

 

По данным переписей населения роль межгосударственного миграционного обмена за первое десятилетие 21 века заметно возросла во всех регионах. Но межрегиональные миграционные процессы, направленные в столичные центрально-европейские области страны, даже на фоне относительно благоприятных показателях естественного движения, продолжают приводить к сокращению численности и доли регионов Азиатской части.

Таблица 4.

Абсолютная численность и структура расселения населения России по данным на 01.01.2015 года.

Численность населения на 01.01.2015 В % к численности населения России
Россия 146270,0 100
в том числе:
Европейская часть 82,6
ЦФО 38944,8 26,6
СЗФО 13847,2 9,5
ЮФО 14005,5 9,6
СКФО 9659,1 6,6
ПФО 29717,8 20,3
КФО 2294,1 1,6
УФО 12276,2 8,4
Азиатская часть 17,4
СФО 19313,8 13,2
ДВФО 6211,4 4,2

 

При стагнации роста, а тем более при сокращении численности населения и одновременном изменении пропорций между отдельными частями страны, произошла концентрация населения в крупных городах и городских агломерациях Европейской части. В странах с большой территорией, низкой плотностью населения,  в результате развития этого процесса происходит обезлюдивание территорий, сокращение числа населенных пунктов, увеличение расстояния между ними, снижение возможностей хозяйственного использования земельных и природных ресурсов, находящихся на большом расстоянии от населенных пунктов. С позиций социально-экономического развития территорий и населения, на них проживающего это может быть оценено как неблагоприятное развитие процессов расселения населения.

И это уже  осознают в самых высших эшелонах власти.

В феврале 2012 года, то есть уже пять лет назад, кандидат в президенты РФ премьер-министр Владимир Путин в своей очередной программной статье “Строительство справедливости. Социальная политика для России”, которые публиковала по  понедельникам газета “Комсомольская правда” отметил, что без значительного роста населения Россия рискует превратиться в глобальном смысле в “пустое пространство”, судьба которого будет решаться за его пределами. «На нашей территории сосредоточено порядка 40% мировых природных богатств. А население – это лишь 2% от жителей Земли. Смысл сложившейся ситуации очевиден. Не реализовав масштабный, долгосрочный проект демографического развития, наращивания человеческого потенциала, освоения своих территорий, мы рискуем превратиться в глобальном смысле в “пустое пространство”, судьба которого будет решаться не нами”, – говорится в статье.

Далее, совершенно справедливо отмечается, что сейчас (в 2012 году) в России живут 143 миллиона человек, а при инерционном сценарии, то есть при сохранении существующих и отсутствии новых мер, население к 2050 году, по оценкам экспертов, составит порядка 107 миллионов человек.

“Если же нам удастся сформулировать и реализовать эффективную, комплексную стратегию народосбережения – население России увеличится до 154 миллионов человек. Таким образом – историческая цена выбора между действием и бездействием – почти 50 миллионов человеческих жизней в ближайшие 40 лет”, – отмечается в статье.

Но помимо естественного прироста, который должен обеспечиваться повышением рождаемости и снижением смертности населения, для решения демографических проблем объективно потребуется “умная” миграционная политика.  Нужно будет обеспечить миграционный приток на уровне порядка 300 тысяч человек в год, – пишет премьер, кандидат в Президенты. По его словам, это можно сделать в первую очередь за счет привлечения на постоянное жительство в Россию соотечественников, проживающих в ближнем и дальнем зарубежье, квалифицированных иностранных специалистов, перспективной молодежи. В этой же статье  признается, что программа по переселению в Россию соотечественников “сработала неэффективно”. Причем речь идет не о повышении эффективности неудавшейся Программы, а о действенном и масштабном  наборе мер поддержки людей, которые хотят вернуться на свою историческую Родину. Меры, которые главным образом привлекают, и будут привлекать соотечественников в Россию – это получение правового статуса и натурализация.

В статье  предлагается снять все ограничения для тех иностранных граждан, которые на общих основаниях с гражданами России (то есть, сдав экзамены и обучаясь на русском языке) хотели бы поступить в профессиональные учебные заведения, а для выпускников российских вузов, устроившихся на работу по специальности, – значительно упростить путь к получению вида на жительство и затем – гражданства России. “Вокруг задачи развития человеческого потенциала России мы должны выстроить нашу социальную, экономическую, миграционную, гуманитарную, культурно-просветительскую, экологическую, законодательную политику. И не на период от “выборов до выборов”, а на долгосрочную, в полном смысле – историческую перспективу”, – говорится в статье. [3]

Но прошло 5 лет! Споры о том, что должно стать главным приоритетом государственной миграционной политики всё ещё продолжаются, а до выстраивания внутренней и внешней политики для обеспечения масштабной и эффективной переселенческой и расселенческой политики и соответствующей законодательной базы пока дело не дошло. Может быть, горький опыт волн миграции, нахлынувшей в Европу пугает российских политиков? Но у России так мало общего с тем, что привлекает мигрантов из Азии и Африки в Европу, что вряд ли этот сценарий грозит ей. А вот реальной угрозе превращения в «пустое пространство» пока противопоставить нечего. Воробьева Ольга Дмитриевна, д.э.н., проф., Руководитель, Научно-исследовательский центр социально-экономических проблем народонаселения Московского психолого-социального университета.

[1]Включая бывшие союзные республики.

[2] В 2002 и 2010 гг. Северо-Западный район без Северного района.

[3] 13 февраля кандидат в президенты России, премьер-министр Владимир Путин опубликовал пятую программную статью “Строительство справедливости. Социальная политика для России”. Предыдущие статьи также выходили по понедельникам. Первая из них – “Россия сосредотачивается – вызовы, на которые мы должны ответить” – была вступительной частью предвыборной программы Путина. Вторую статью Путин посвятил национальному вопросу, третью – экономическим, четвертая была о демократии и госстроительстве.

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *