Трагедия в Кемерове: как изменилась жизнь таджика, спасшего десятки людей

К годовщине трагедии…

Выходец из Таджикистана Фарзон Салимов рассказал, как увиденное и пережитое во время пожара в четырехэтажном торговом центре “Зимняя вишня” изменило его жизнь.

ДУШАНБЕ, 25 мар — Sputnik. В годовщину трагедии в “Зимней вишне” в Кемерове корреспондент РИА Новости разыскал некоторых из участников и узнал, как поменялась за год их жизнь.

Пожар в четырехэтажном торговом центре “Зимняя вишня” произошел 25 марта 2018 года. Очаг возгорания находился на верхнем этаже, где были расположены несколько кинозалов и детские игровые зоны с аттракционами.

В результате пожара погибли 60 человек, большинство из них – дети. В рамках уголовного дела по факту ЧП арестованы 15 человек. Среди обвиняемых – собственники и управляющие зданием, охранник, теперь уже бывшие руководители областного МЧС, а также ответственные за ввод торгового центра в эксплуатацию, пожарную сигнализацию и непосредственное тушение огня на месте происшествия.

Снились кошмары

По словам бывшего администратора одного из магазинов “Зимней вишни” выходца из Таджикистана Фарзона Салимова, увиденное и пережитое во время пожара привело к тому, что его несколько месяцев мучали сны о тех событиях, погибших детях и пришлось даже обратиться за помощью в мечеть.

“А недавно произошел такой случай. Повел детей на аттракционы в торговый центр. Верите или нет, но когда я зашел в зал, где карусели, и уже отпустил сына и двух дочек поиграть, на меня сразу нахлынули воспоминания о “Зимней вишне”. Мне стало страшно, я не выдержал и увел детей”, – рассказал он.

Зигзаг спасения

Для Салимова 25 марта 2018 года началось совсем непримечательно: пришел к 9 утра, в 10 часов открыл двери магазина на втором этаже для посетителей. Покупателей было много, торговля шла бойко…

А вот события с момента сообщения ему по рации, что происходит нечто странное, Фарзон помнит в деталях. Помнит, как в тот момент обсуждал с кассиром выручку, что, убедившись в том, что сообщение не чья-то глупая шутка, принял решение эвакуировать покупателей и девушек-продавцов. Помнит, как постоянно твердил по рации: “Ребята, все, кто остался, все, кто может, давайте поможем вывести людей”, а затем как ответственное за товар лицо стал перед уходом закрывать двери.

“Уже собирался выйти вместе со всеми, но будто кто-то внутри меня дал команду открыть большую дверь в параллельный коридор и проверить, нет ли там людей, будто Всевышний вел. Когда подняли эту дверь, за ней оказались люди, взрослые и дети. Они искали выход. Слава Аллаху, он не дал нам растеряться. Мы позвали их, сказали, что покажем короткий путь к выходу. Впятером встали зигзагом, чтобы организовать сквозную дорожку через наш магазин и помочь выбраться. У нас стеллажи были высокие, и без такой помощи люди могли бы в панике потеряться в отделе. Их было человек 50 или 60, точно не могу сейчас сказать. К тому моменту дым уже опустился настолько, что от пола оставалось не больше метра, поэтому было плохо видно и трудно дышать. Все кашляли”, – вспоминает Фарзон.

Сделал добро – молчи: почему таджики стесняются говорить о хороших поступках

Потом, по рассказам мужчины, прибежали люди в форме и велели покинуть помещение. Только тогда Фарзон вместе с другими мужчинами двинулся к выходу, по дороге помогая людям с колясками.

“Когда вышли, хотели вернуться попробовать еще кому-то помочь, но нас не пустили”, – с безысходностью в голосе говорит Салимов.

Потеряв после пожара работу и не найдя сразу ничего подходящего, Салимов вынужден был уехать в Новокузнецк и устроиться таксистом, чтобы кормить детей и гасить ипотеку. Но совсем недавно ему опять предложили работу в магазине.

“Первое, что я сделал, потребовал, чтобы инструкцию по пожарной безопасности хорошо изучили все сотрудники магазина. Чтобы и продавцы, и кассиры, и кладовщик – все знали, как вести себя во время пожара, чтобы не бежали в страхе. Сотрудники всегда знают, как лучше во время происшествия покинуть магазин, а клиенты – нет, и им нужно помочь в первую очередь”, – настаивает Салимов.

Таджики о погибших в Кемерове: страшно, когда хочешь помочь, но не можешь

Сейчас Фарзон в Таджикистане – у отца с возрастом обострился сахарный диабет, потребовались уход и забота, но в годовщину трагедии в “Зимней вишне” Салимов планирует сходить там в мечеть. “Я верующий человек, и молюсь пять раз в день. Я не могу забыть погибших детей и никогда, наверное, не забуду, и во время каждой молитвы обязательно вспоминаю этих детей”, – отметил он.

Читать далее: https://tj.sputniknews.ru/russia/20190325/1028543337/kemerovo-

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.