Хождение по мукам за легализацией в России

«А двойняшки остались за скобками»

Светлана Пикта, политический беженец из Украины

Специально для сайта “Форума переселенческих организаций”


Наша семья, имеющая пятерых несовершеннолетних детей, переехала в Россию только в июле этого года (двойняшкам на тот момент было 6 месяцев, я по сей день продолжаю кормить их грудью), задолго до отъезда мы вынуждены были оббивать пороги консульства , после этого – миграционной службы региона, выпрашивая российское гражданство как милостыню. Так называемая «легализация» на Родине оказалась испытанием еще более тяжким, чем можно было представить издали.

Прежде чем описывать муки наших хождений, хочу рассказать, предысторию нашей семьи и рассказать, что нас вытолкнуло из Украины, превратив в политических беженцев.

Я, как и мои родители, родилась в России . В 1981 году моих родителей распределили в Донецк, где я прожила около 19 лет до поступления в Киевский ВУЗ. После Майдана мы понимали, к чему всё идёт в Украине, и что рано или поздно придется перебираться в Россию. Это наша третья попытка переехать , две предыдущих  разбивались о непреодолимые бюрократические препятствия. Я уже почти смирилась: когда выяснилось, что мне это все не под силу, я успокоилась и решила так: значит, судьба жить нам в Киеве и видеть все это собственными глазами. Ведь таких, как мы, здесь миллионы.

Так бы мы и жили в Киеве, сжав сердце, отдавая все силы воспитанию детей, если бы однажды в класс нашего старшего сына не пришла активистка с ярко выраженной коричневой «гражданской позицией» и объявила сбор денег на АТО (антитеррористическая операция в Донбассе). Мы с мужем написали в ответ, что не собираемся поддерживать убийство своих сограждан.

На следующий день в СБУ было подано заявление о нас, как о «сепаратистах и врагах народа», сделано видеообращение к радикалам из организации С14. Директор школы был извещён об обучающихся в стенах школы детях «врагов народа», и в течении полутора лет нас последовательно выживали из родного дома. Нацисты дважды ломились к нам в квартиру, призывали через соцсети к

расправе над нами, сотрудники СБУ названивали и приходили на работу к мужу, пытаясь заставить начальницу выгнать его с работы.

Муж мой, коренной киевлянин, научный сотрудник, двадцать лет отдавший изучению темы измерения уровня радиации в человеческом теле, однажды вечером твердо сказал: всё, больше нам здесь делать нечего.

Поскольку наша история засветилась широко в СМИ, мы обрели множество друзей и защитников. Благодаря содействию Александры Докучаевой, помощницы депутата Гос.думы РФ Константина Затулина, нас включили в госпрограмму «Соотечественники» Ярославской области. Сдав все документы и переводы, через два месяца мы получили вожделенное свидетельство переселенца. Оно гарантирует получение РВП (разрешения на временное проживание) вне квот и позволяет сразу же подать документы на гражданство РФ, минуя этап необходимого трехлетнего проживания в России до получения вида на жительство и потом, уже с видом на жительство, надо бы еще пять лет ждать гражданство.

И вот мы начали этот упрощенный процесс легализации. Подача документов на РВП оказалась невероятно болезненной. Наши двойняшки родились до получения свидетельства переселенца, и потому не были в него вписаны, на них невозможно было отдельно получить РВП и СООТВЕТСТВЕННО медицинский полис. А как жить младенцам без врачебного наблюдения и вообще без гражданских прав? Мы решили, что как-то «проскочим» этот момент, оформив заранее платную медстраховку.

Затем начались мытарства со справками. Список медучреждений, где выдают эти справки, в консульстве России в Киеве оказался недоступен, мы собирали информацию по крохам в интернете.

Методом проб и ошибок надо было собрать (в том числе на маленьких детей): справки: об отсутствии Сифилиса, Лепры (проказы), туберкулёза, ВИЧ, справку от нарколога. Взрослым потребовалось ещё справка об отсутствии судимости.

Дальше пришлось переводить все справки, и заверять их у нотариуса . Кроме справок нужны были переводы почти всех тех документов, которые сдавались на свидетельство переселенца, мало того, ряд контор, куда мы обращались, оказались не пригодными для переводов документов на РВП!

Вся эта бумажная волокита заняла около трёх месяцев. Только к концу марта в Российском консульстве у нас приняли документы на РВП, но не у всех – только у нас с супругом и троих старших детей, а двойняшки остались «за скобками».

Всё это время мы анонсировали каждый наш шаг, чтобы национальные дружины понимали, что мы уезжаем и не трогали нас. Однако нас продолжали мучить и травить в украинских СМИ. Также мы были внесены в базу «Миротворец», где опубликовали даже наши телефоны. Видя такие мытарства в консульстве, другие наши единомышленники убеждались, что лучше сидеть тихо и не высовываться.

Института политубежища у России с Украиной не существует, а выезжать, не имея РВП, и через три месяца возвращаться обратно, как требует правило «90/180», было для нас физически невыполнимо и потенциально опасно.

Наконец, нам пришёл ответ по РВП. Мы собрали чемоданы и пересекли границу. Как мы ехали с оравой наших малышей – даже вспоминать страшно. Слава Богу, живыми добрались до Ярославля.

А дальше что? Надо найти не просто съёмное жильё, а такое, чтобы тебе дали официальную регистрацию. Нужно ли говорить, что таких денег на регистрацию (один человек 2500 руб в месяц) у нас не было, и тут бы мы вернулись обратно, если бы не добрые ярославцы. Владельцы квартиры отсидели в очередях и прошли весь этот ад вместе с нами уже дважды (регистрация в России нужна на каждом этапе легализации).

Чтобы подать заявление на гражданство РФ, надо было все документы заново перевести и заверить именно у российского нотариуса – один перевод 800 р в среднем. О том, как я пыталась внести в заявление собственных детей, а мне не позволяли – уверяли, что дети якобы должны получить легализацию после нас, как нас трижды заворачивали из-за каждой запятой – обо всех этих издевательствах умолчу. Лучше такого не видеть и не знать.

Нам говорили – получите РВП, можно законно устраиваться на работу. Муж, физик – радиационщик , до сих пор не может выйти на работу. Даже там, где его готовы взять, с РВП не берут: получите гражданство – приходите.

После штампа РВП нам заново пришлось регистрироваться и сдавать дактилоскопию. Снова заполнив кучу заявлений, отдав все документы – это килограмм 10 макулатуры (с ксерокопиями) , мы пошли куда-то под лестницу,

где нас каждого густо намазали чёрной липкой краской, даже трехлетнюю Саньку в белом вязаном платьице… Взяли отпечаток каждого пальца обеих рук! Детям, впрочем, процедура понравилась, а меня вчуже брал стыд. Неужели это трёхлетнее дитя – потенциальный преступник? Неужели моя старшая десятилетняя дочь уже под подозрением?

И вот – о счастье! – у нас этот ад позади, по закону нам должны через считанные дни дать, наконец, гражданство РФ, и мы сидим, как зайчики и дрожим – дадут или нет. Ведь у нас был просроченный мигручёт на двойняшек, а это два нарушения, а значит, нас вполне имеют право лишить и РВП, и гражданства…

Резюмируя всё это, можно сделать вывод: получение гражданства в России – тот ещё квест с препятствиями. Невыносим он людям, обременённым детьми, пожилыми родителями, в общем, теми родственными связями, когда семьи переселяются жить навсегда, что как раз наиболее ценно для России в свете демографического кризиса.

Русских людей на Украине осталось 9 млн, это – по самым скромным подсчётам. Это только тех, у кого в свидетельстве стоит графа «национальность», ну, а людей, которые ощущают себя русскими и не предали Россию – ещё больше. Все они могли бы быть качественной рабочей силой, налогоплательщиками, ведь мигранты – это прежде всего увеличение экономической силы государства. Нашим украинским соотечественникам легко натурализоваться, они говорят на русском и у них те же ценности жизни.

Увы, как ни странно, я часто встречаю мнение, что якобы, упростив русским переселение в Россию, мы тем самым оставим бывшие республики Союза на откуп националистам.

Дорогие друзья, давайте честно признаемся себе: что для нас все-таки важнее – территории или люди? Как только мы ответим себе на этот вопрос, мы обретём опору для формирования доброжелательного общественного мнения в отношении наших соотечественников, и миграционное законодательство, в особенности практика его применения, не будет таким репрессивным, как сегодня.

И под конец немного статистики: из 2 млн русскоязычных граждан Украины, выехавших в Россию для постоянного проживания , гражданство получили только 200 тысяч…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *