Жанна Зайончковская о жизни, о миграции, о людях

Публикуем статью, посвященную предыдущему юбилею Жанны Зайончковской (70-летию),которая была опубликована  в журнале «Российская миграция», №2 за 2009 г. Празднование того юбилея не состоялось, так как за 10 дней до даты внезапно скончался супруг Жанны Антоновны, выдающийся ученый, большой друг нашего «Форума переселенческих организаций Виктор Иванович Переведенцев.

Двух этих людей, проживших вместе почти полвека (начиная со студенческой скамьи), связывало чувство большее, чем любовь.

Публикуем также подборку статей о В.И.Переведенцеве

Миграционная политика для России

Россия, как известно, занимает второе место в мире по количеству мигрантов (после США). О миграции у нас заговорили только в последние 20 лет, в связи с распадом Союза, но в стране уже образовалось сильное экспертное миграционное сообщество. Жанна Антоновна Зайончковская занимает в этой среде особое место.

Не профессор, не доктор наук, она стала тем не менее той авторитетной  «инстанцией» в вопросах миграции, к которой обращаются «за последним словом» журналисты, отечественные и зарубежные ученые. Даже Путин, будучи президентом, когда хотел разобраться в миграционной ситуации, приглашал на беседу именно ее.

Неустанный трудоголик, Зайончковская издала множество научных трудов (по результатам исследований, проведенных под ее руководством), выступала на конференциях в разных странах мира. Кроме энциклопедичности знаний, есть в самом ее характере какая-то спокойная, убедительная надежность, которая притягивает к ней людей, желающих знать правду о миграции.

Зайончковская многие годы возглавляет лабораторию миграции в академическом Институте народнохозяйственного прогнозирования. А 10 лет назад создала еще  научную общественную организацию – уникальный Центр миграционных исследований (ЦМИ). Центр объединяет в единую сеть (команду!) ученых из разных стран СНГ.  Образно говоря, Жанне Антоновне удалось, пусть только на своем миграционном поле, как бы воссоединить распавшийся Советский Союз.

    28 мая Жанне Антоновне исполнилось 70 лет. Но юбилея не было, за 10 дней до этой  даты случилось огромное горе – скончался ее супруг, тоже, как и она, авторитетный самоотверженный ученый Виктор Иванович Переведенцев.

Материалы, посвященные его светлой памяти, мы публикуем также в этом номере. Там же можно прочесть   яркую речь Переведенцева  на Всероссийском чрезвычайном съезде в защиту мигрантов.  Поразительно, до чего современно звучат тревожные слова ученого, произнесенные им семь лет назад. У нас в России – повторим – очень сильное экспертное миграционное сообщество. Если бы к мнению ученых прислушивались те, кто принимает решения, не оказалась бы сегодня наша страна в демографической яме.

Жанна Зайончковская: «Миграция – это… легкие общества»

Как все начиналось

– Жанна Антоновна, почему Вы выбрали своей наукой именно миграцию?

– Знаете, миграция – это легкие общества. Без миграции  наше общество не могло бы ни дышать, ни  развиваться. У меня связь с миграцией началась еще в студенческие годы, со знакомства с моим будущим мужем – Виктором Ивановичем Переведенцевым. Да, это он – мой первый и самый строгий учитель. Мы вместе учились на географическом факультете МГУ. Я помогала ему делать расчеты для его дипломной работы по миграции в Западной Сибири. Познакомилась с миграционной статистикой – меня заинтересовали «подводные камни» в этой области – потом писала и свою курсовую, и дипломную работу по миграции. После института мы вместе стали работать в новосибирском академгородке. Это была большая школа. Там, далеко от Москвы, мы были гораздо более свободны и в исследованиях, и в публикации их результатов, чем столичные ученые. Миграция – полузакрытая тема, статистика по переселению не была общедоступной, и это сужало исследовательское поле. В Новосибирске цензура была менее жесткая, чем в Москве. Издавая там научные труды, мы привозили их в Москву, а все удивлялись: «Как Вам удалось это напечатать?»

– Что Вас подтолкнуло к созданию Центра миграционных исследований?

– Мне захотелось спасти то небольшое миграционное сообщество, над которым нависла угроза разрушения после распада СССР. Ученых по миграции в СССР было мало, один-два эксперта на республику. А когда мы оказались в разных странах, многие наши коллеги потеряли возможность общаться, посещать Ленинку. Им сложно стало приезжать в Москву, так как командировки никто уже не оплачивал. А нам вот удалось в 1993 году в сотрудничестве с RANDпровести первый форум по миграции в постсоветских странах с приглашением ученых из всех бывших республик. Некоторые из них тогда даже плакали от радости, так как уже не надеялись увидеть Москву еще раз.

         Сохранение и упрочение миграционной исследовательской сети в странах СНГ крайне важно и для России – миграционное пространство общее, и невозможно понять в полной мере ни современные процессы, ни то, что нас ждет в будущем, не зная ситуации в каждой из стран СНГ.

         Мы ставили перед собой задачу – не допустить деградации миграционной науки. Ведь ещё в царской России велись серьезные исследования по миграции. Началось все с переписи 1897 года, в которой участвовал – ходил по домам – и Лев Толстой, а также другие видные люди. Потом были столыпинские переселения, породившие большое количество литературы. Еще в начале 30-х были интересные публикации, но потом на миграционную тематику был длительный цензурный мораторий. Виктор Переведенцев был первым, кто пробил в этом брешь в начале 60-х, показав, что и при таких условиях можно работать и получать серьезные результаты.

                       Школа науки и школа жизни

…Среди ученых, занимающихся изучением проблем миграции, обозначились два лагеря. В первый входят люди, считающие, что миграция признак неблагополучия, и надо стремиться к тому, чтобы миграций было меньше. Другие убеждены, что свобода перемещений – это необходимое условие развития общества и что прогресс приведет к росту миграции, так как люди, перемещаясь, делают свою жизнь, а значит и жизнь общества, лучше. Жанна Антоновна убежденный сторонник второй точки зрения. Она уверена, что необходимо устранять барьеры на пути устремляющихся в Россию, помогать временным мигрантам и переселенцам преодолевать трудности переезда и обустройства на новом месте.

Было время, когда в адрес Зайончковской сыпались угрозы, но она не испугалась. Твердость в убеждениях – тоже черта ее характера. «Нам повезло с руководителем, говорят сотрудники лаборатории. У неё много учеников и последователей, некоторые из них сейчас работают в США, в ряде европейских стран, и все они стали нашими друзьями, даже  уехавшие остаются членами нашего коллектива. Все мы, независимо от расстояний, чувствуем себя единой командой». Зайончковская выпустила много аспирантов, поэтому сегодня можно говорить о её Школе – и это не только научная школа, но и Школа Жизни. Кандидат экономических наук, ученый секретарь Независимого исследовательского Совета по миграции стран СНГ и Балтии Татьяна Дмитриевна Иванова работает вместе с Жанной Антоновной с начала создания Центра. Она говорит: «В Зайончковской всё сочетается – она прекрасный организатор, прекрасный исследователь, прекрасный учёный и человек со светлой душой».

Жанна Антоновна, что дал тот первый Московский форум ученых из стран СНГ?

– Эксперты из СНГ получили возможность продолжать исследовательскую работу в рамках наших проектов, представлять на обсуждение свои результаты, публиковать их, получать консультации, регулярно встречаться с коллегами, работать в московских библиотеках.

– А как все-таки Вам удалось создать Центр?

– У истоков создания Центра стоял д-р Артур Хелтон – директор программ по вынужденной миграции Института «Открытое общество» Фонда Сороса. Он понимал, что дезинтеграция СССР чревата острыми конфликтами на национальной почве. Понимал, что хлынут большие потоки беженцев и репатриантов и поэтому важно  предвидеть развитие событий. Идея совместных форумов понравилась Хелтону. Он поддержал нас, и Центр был аккредитован на международной Женевской конференции по миграции в странах СНГ. Мы очень горевали, когда узнали, что Артур Хелтон погиб при взрыве в Багдаде в августе 2003 года.


Для ученых из бывших советских республик совместная работа с Центром Зайончковской стала серьезной помощью, если не сказать, что
спасением. Многие из них приобрели широкую известность. Например, Елена Садовская из Казахстана, Саодат Олимова из Таджикистана – признанные в мире специалисты по миграции и конфликтам. А в Молдавии по существу заново была создана миграционная наука силами эксперта ЦМИ, профессора Кишиневского госуниверситета Валерия Мошняги. Можно было бы назвать еще многих.

                  Чтоб не прервалась связь времен и республик

– Те знания по миграции, которые были накоплены в СССР и еще раньше в России, – можно ли использовать их сегодня?

– В какой-то мере. Есть параллели, касающиеся универсальных тенденций человеческого поведения. Например, литература о столыпинских переселенцах полна описаний, как враждебно сами русские встречали русских. «Пришлых» выталкивали на худшие земли, пытались не пустить в свои деревни, отгородиться от них. Мы знаем, что и теперь, в постсоветские 90-е годы, русские относились к русским переселенцам не слишком дружелюбно. Правда, все же не так враждебно, как раньше, когда в России существовала частная собственность на землю. Но тогда спасала дело продуманная переселенческая политика, которой сегодня, увы, у нас нет.

От миграции прямо зависит будущее России. Ведь «демографическое одеяло» нашей страны слишком тонкое. Если натянешь в одном месте, образуется прореха в другом. Поэтому без мигрантов нам никак не обойтись.

– Как Вам работается в условиях кризиса?

– Кризис, слава Богу, пока нас не слишком коснулся. Обидно другое. Если удается провести масштабное исследование, то чаще всего – на иностранные деньги, а наше государство средства на серьезные исследования выделяет редко и, как правило, эпизодически. А ведь фундаментальная наука требует продолжительных, многолетних исследований. При поддержке Фонда Форда, к примеру, мы работали 6 лет, по грантам Фонда Мак-Артуров  – еще дольше. Мы всегда чувствуем поддержку Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, под крышей которого мы работаем. Наши компьютеры и программное обеспечение, обеспечение материалами – это Институт. Институт оплачивает часть наших командировок. Но командировки специалистам из СНГ Институт, естественно, оплачивать не может.

– Но можно ведь  проводить интернет-конференции?

– Таких конференций много, мы тоже в них участвуем. Они, кстати, тоже требуют денег и не дают того, что дает живое общение. В Москве на спонсорские деньги выпускается много литературы по миграции, но она не доходит до стран СНГ. На форумах специалисты получают нужные им книги, узнают о новых проектах и исследованиях. Командировка в Москву для ученых из СНГ– шанс пополнить свои знания, а для нас – шанс узнать «из первых рук», что происходит с миграцией у наших соседей.

– Жанна Антоновна, как Вы считаете, Вы своей цели достигли?

– Думаю, да. А теперь передала руководство Центром Елене Тюрюкановой.

«…Когда Жанна Антоновна предложила мне стать директором ЦМИ, для меня это был шок, рассказывает Елена. Я долго думала, но знала заранее, что соглашусь. Потому что не каждый день получаешь такие предложения. Зайончковская уникальный человек, и она создала уникальное сообщество единомышленников, позицию которых я всегда разделяла».

– Жанна Антоновна, Елена Тюрюканова Ваша ученица?

– Нет, Елена не моя ученица, но я в ней абсолютно уверена. Она – самая сильная из российских исследователей миграции, творческая личность. Свободное знание английского языка помогает ей полноправно участвовать в дискуссиях на международных форумах, бегло просматривать большие объемы англоязычной литературы. Это важно, а я, к сожалению, не владею свободно английским. ЦМИ должен возглавлять человек, способный оценить перспективность исследования, понимающий, стоит ли ввязываться в исследование или нет, насколько убедительный материал можно получить, как составить опросники и т. п. Все это Лена умеет делать очень хорошо. Я продолжаю работать в Центре, но уже как заместитель.

         …«А на самом деле – как идеолог и как руководитель. Принятие важных решений в Центре происходит всегда коллегиально», – добавляет Елена.

– Есть работы, которыми Вы гордитесь?

– Есть некоторые. Во-первых, мой прогноз миграции по союзным республикам на 1985 год, когда я попала в точку. Во-вторых, мне удалось отстоять вопрос по миграции в переписи 1979 года. Тогда предлагали исключить миграцию из опросного листа в пользу других вопросов, но мне удалось отстоять. И в переписи 2002 года формулировка вопросов по миграции прошла так, как я предлагала. Отстоять ее было нелегко. Меня тогда поддержал крупный наш демограф Андрей Гаврилович Волков. Этот вопрос позволяет выявить картину переселений, вызванных распадом Советского Союза. И все же самым большим своим достижением я считаю, что мне удалось спасти от распада научное миграционное сообщество в СНГ и обеспечить в 90-е годы преемственность миграционных исследований. Наш Центр осуществил уникальные исследования в области вынужденной и трудовой миграции, проведенные по единой методике и охватывающие ряд стран СНГ, организовал мониторинг миграционных процессов на пространстве СНГ, стал инициатором изучения китайской иммиграции и внутрироссийских миграций. Я убеждена, что уже скоро самым дефицитным ресурсом в России  будет не нефть и не инвестиции, а человеческий труд. Россия на долгую перспективу останется основной принимающей страной  на пространстве СНГ и одной из основных в мире. И важно знать общую картину, причем важно это не столько для других стран, сколько для самой России.                                                      

Справка   

     ЦМИ провел 16 исследовательских проектов, осуществленных при поддержке Фонда Мак-Артуров, Фонда Форда, ЮНЕСКО и других международных организаций, а также 25 международных конференций и семинаров. По инициативе ЦМИ был создан независимый исследовательский Совет по миграции стран СНГ и Балтии.

 Научно-исследовательская деятельность ЦМИ представлена трудами, среди которых наиболее популярны информационный бюллетень «Население и общество» и электронный еженедельник «Демоскоп Weekly» www.demoscope.ru

 

 

 

 

2 комментария

  1. Удивляюсь, почему ВАК до сих пор не присудил Жанне Антоновне степень доктора или звание профессора экономики. Она так много сделала и в теории, и на практике на пользу России и стран СНГ! Это же большой учёный, переросший по своему уровню многих докторов-профессоров.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *