Жизнь — борьба. Мигрант хочет спасти дочь, но не знает как

Вся жизнь Насима Табарова, как  и его трех братьев и большинства односельчан, проходит в миграции. Возможности получить высшее образование не было, им практически сразу после школы пришлось уехать на заработки. Всё бы ничего, но болезнь его 6-летней дочери заметно подкосила молодого мужчину и всю семью. Он в отчаянии берется за любую работу, лишь бы оплатить лечение Нозии.

Живут Табаровы в небольшом кишлаке района Рудаки, в получасе езды от Душанбе. На небольшом участке земли расположен дом, где ютится их большая семья – родители и четверо сыновей с женами и детьми.

Дом Табаровых. Фото: Migrant.news.tj

Несмотря на то, что этой зимой в районах уже не отключают электричество, семья до сих пор топит печку. Так экономнее. Семья живет за счет заработков сыновей в России. Все четыре брата Табаровых ездят на заработки, один работает в строительстве, другие подрабатывают разнорабочими. «Все мои сыновья работяги, никогда не отказываются ни от какой работы, просто мы всегда жили бедно, и только своим трудом добывали свой хлеб», — говорит Хосият, хозяйка дома.

О 30-летнем Насиме Табарове, сыне Хосият Табаровой, в селе знают все: он всегда поможет и никогда не будет настойчиво требовать оплату. «Если есть, то люди сами заплатят», — скромно говорит он. В тот день, когда мы приехали к ним домой, Насим рыл колодец во дворе соседа.

Это среднего роста молодой мужчина с руками в мозолях и с характерными темными трещинами то ли от золы, то ли от копания земли. Подойдя к нам, он поздоровался и сказал, что в октябре 2017 года вернулся из миграции, чтобы быть рядом с семьей. У него жена и трое детей.

Высшее образование для братьев Табаровых осталось в мечтах, они уже и не думают об этом, ведь надо кормить многочисленную детвору. Насим работал на рынке «Садовод» в Москве. Начинал грузчиком, потом продавцом.  Чтобы спасти дочку.

Несмотря на то, что Насим с 18 лет подрабатывал в России и имеет 12-летний опыт в миграции он не смог скопить денег на «черный день».

А таких дней у семьи Табаровых было немало. Несколько лет назад постучалась в их дом новая беда – заболела младшая дочь Насима, Нозия. Эта девочка с голубыми глазами и светлыми волосами любимица семьи. Не смотря на финансовые трудности по желанию дочери Насим купил ей планшет, чтобы она могла смотреть мультики и играть в игры.

Не смотря на финансовые трудности по желанию дочери Насим купил ей планшет, чтобы она могла смотреть мультики и играть в игры.      
Фото: Migrant.news.tj

Ребенок очень привязан к бабушке, и даже несмотря на присутствие матери, увидев незнакомого человека в гостях, сразу начинает смущенно прятаться за бабушку. «Она наша самая избалованная внучка, Нозия уже четыре года болеет, и мы стараемся угодить всем ее капризам и желаниям.

Вот вчера она захотела чтоб на ее ручках нарисовали узоры хной, я нашла хну, купила и нарисовала ей. Она так радовалась», — говорит с улыбкой бабушка. У девочки еще в трехлетнем возрасте обнаружили плохую свертываемость крови, медицинский диагноз идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура. Эта болезнь характеризуется существенным снижением уровня тромбоцитов в крови, что обычно приводит к геморрагическому синдрому, то есть повышенной кровоточивости.

На этом фото Нозие почти пять. Ей было около трех лет когда на осмотре у педиатра врач заметил темные пятна на коже девочки. Лечение давало лишь временный результат. Фото предоставлено семьей Табаровых

Лечить ее довольно сложно. К сожалению, все эти годы лечение не дало результатов, девочке с каждым днем становится хуже. Нозия не может прыгать и бегать как ровесники, не хватает сил, да и каждая царапина может стать причиной кровотечения. «Конечно, мы лечим ее, но толку мало, она каждые три месяца должна лежать в больнице, но мы уже не можем себе этого позволить.

Если несколько лет назад все было бесплатно, то сейчас в больнице за койку нужно платить 500 сомони, купить лекарства, с Рудаки вести еду, это выходить накладно. А с учетом того, что нужно ей вкалывать «Октагам», который стоит 2300 сомони за одну ампулу, а нам нужно таких ампул 10, мы вообще отчаялись и не знаем, что делать дальше», — говорят с заметной грустью Насим и его мама Хосият.

Насим в отчаянии и даже думать не хочет о том, что несвоевременное лечение дочери может привезти к летальному исходу. «Она практически перестала есть. Посмотрите фотографии до болезни, какая она пухленькая, щечки такие были… Сейчас есть не может, из носа и изо рта кровоточит постоянно. Она совсем ослабла. Еле собираем деньги, чтобы хотя раз в год пройти лечение в больнице. Жалко ее», — вытирая слёзы, говорит бабушка.

В поисках работы Насим уверен, что мог бы справиться со сложной ситуацией, будь у него хорошая работа. «Уехать обратно хотелось бы, но боюсь, что в этом году в России будет очень строго — впереди и выборы президента, и чемпионат мира по футболу. Друзья, которые там остались, говорят, что проверок очень много, и это не дает спокойно работать.

Поэтому я решил этот год провести на родине и попробовать здесь зарабатывать сколько надо», — говорит мужчина. По его словам, еще три года назад работать в России было легче, было меньше барьеров, получалось экономить и высылать денег намного больше, чем сейчас.

«Патент дорогой, аренда жилья, аренда места на рынке, и постоянно необходимо «отстегивать» владельцам рынка. В последнее время я больше 5 тысяч в месяц не мог отправлять. Это не так много на самом деле, и их можно попробовать зарабатывать у себя на родине», — уверен Насим. Пока его единственный заработок – это работа разнорабочим у соседей, за которую не так много платят.

Найти постоянную работу в кишлаке или в районе невозможно, уверен Насим, ведь армия бывших мигрантов, как и он ищущих работу, в их районе постоянно пополняется.

Источник:  https://migrant.news.tj

 

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *