Апатриды подождут документов от России

Лицам без гражданства приходится долго доказывать свой статус

 Екатерина Трифонова                  Корреспондент отдела политики “Независимой газеты”


граждане, статус, лбг, апатриды, грпажданство, паспорт, удостоверение Обитателям центров временного содержания проще получить официальное признание апатридами. Фото с сайта www.tatarstan.ru

В России удостоверение лица без гражданства (ЛБГ) оформляют выборочно. В первую очередь тем, кто уже доказал, что он настоящий ЛБГ. Но именно с этим и возникают сложности: волокита будет и внутри страны, и при общении со многими иностранными государствами.

Там либо не спешат со справками о «негражданстве», либо игнорируют такие запросы. В результате из десятков или даже сотен тысяч жителей РФ с неурегулированным статусом пока только несколько человек и смогли воспользоваться действующим с июля новым законом.

Нормы закона о правовом положении иностранцев в РФ по выдаче удостоверений ЛБГ действуют уже полгода. И только сейчас СМИ стали сообщать о первых счастливчиках, получающих эти документы. Например, таковым стал обитатель центра временного содержания иностранцев в подмосковном Сахарове.

Правозащитники, правда, пояснили «НГ», что «по меньшей мере два таких документа выдали в Москве еще в декабре прошлого года». Также известны и неединичные случаи документирования ЛБГ в регионах. Скажем, в Краснодаре человек по квазипаспорту уже успел зарегистрировать брак.

«НГ» решила выяснить, по каким причинам из десятков или даже сотен тысяч жителей РФ, имеющих проблемы с подтверждением законности своего пребывания в стране, новыми законодательными нормами мало кто пользуется. По словам экспертов, пока речь идет о простых случаях типа того, что у человека уже было на руках подтверждение своего статуса ЛБГ.

Однако тех, у кого такой справки еще нет, ждут, по-видимому, затяжные бюрократические процедуры, волокита с российскими и иностранными государственными бумагами – и в конце концов, похоже, массовый отсев. И хотя, по идее, на удостоверение могут претендовать люди, которые фактически проживают в России, но не имеют ни ее гражданства, ни паспорта какой-то другой страны, практически доказать последнее почти нереально.

Выдавать удостоверения стали не сразу, «на местах есть сложности с пониманием, как работать с такой категорией граждан», – сказала «НГ» эксперт Форума переселенческих организаций Галина Рагозина. Также многие ЛБГ сами не идут за документами, поскольку процедура предусматривает как финансовые затраты, так и хлопоты с разными справками, например о регистрации по месту пребывания.

И, кроме того, заметила она, часть ЛБГ – это судимые и пьющие личности, которых, по сути, устраивает текущее положение. То есть вроде бы выдача таких удостоверений, чего правозащитники и добивались около 20 лет, – это большая подвижка, но целиком проблему безгражданства она не решает.

Выходит так, что многие люди с неурегулированным правовым статусом, среди которых и те, кто скорее всего и является, собственно, ЛБГ, либо выпадают из-под действия данного закона, либо должны пройти довольно долгий путь для доказательства того факта, что они действительно ЛБГ. И на таком пути их встречают подчас непроходимые бюрократические преграды.

«Удостоверения, скажем, не смогут получить те, кого другие страны признают своими гражданами, несмотря на то что они уже десятилетия проживают в России, утратили с государствами исхода все связи, имеют просроченные паспорта, в том числе и СССР, либо не имеют вообще никаких документов», – пояснила Рагозина.

Так что определение гражданской принадлежности – самая главная дыра в законе, а есть еще и разночтения на местах. Некоторые чиновники убеждены, что человек должен самостоятельно доказывать отсутствие этой принадлежности, но даже если он и предоставляет какую-то справку из иностранного посольства, то миграционные органы РФ часто придираются к оформлению и не хотят ее принимать. А сами посольства в ответ на претензии грозятся и вовсе перестать реагировать на подобные запросы.

По словам председателя исполкома Форума переселенческих организаций Евгения Боброва, получив удостоверение ЛБГ, человек вступает в полноценные социально-гражданские правоотношения: он может получить медполис, официально купить сим-карту или устроиться на работу, а потом претендовать на российское гражданство. Но из-за недоработанности новых норм получить удостоверение удастся далеко не всем, многие «могут так и остаться бесправными и недокументированными».

Хотя бы потому, что некоторые страны не спешат с ответами на запросы миграционных органов РФ, на это может уходить от трех до пяти лет, а можно справки и вовсе не дождаться. Еще на стадии законопроекта правозащитники предупреждали власти об этой проблеме, настаивая, что многолетнее бездействие других государств не должно препятствовать легализации находящихся в России фактических изгоев, но эти опасения были проигнорированы. Бобров предполагает, что, «видимо, это невыгодно силовикам, дескать, так можно и пропустить террориста».

Он же заметил, что процедура легализации ЛБГ не бесплатная, она обходится в несколько тысяч рублей. К тому же, по словам Боброва, сейчас есть серьезный вопрос: что будет с теми, кто не сможет получить удостоверение? Будут ли их и дальше бессрочно содержать в центрах для иностранцев под видом продолжения работы по установлению личности и гражданства? «К нам по-прежнему поступают обращения, что люди сидят в этих спецприемниках годами, в том числе в ожидании ответа от других стран», – сообщил правозащитник.

Как сказал «НГ» активист КПРФ Бенес Айо – сам политический беженец из Латвии, положение ЛБГ – это, в частности, проблема людей с советским гражданством, которые после распада СССР не сумели получить паспорт ни в одной из бывших его республик. «Закон «О гражданстве РФ» вступил в силу в феврале 1992-го. По нему россиянами стали считаться те, кто на тот момент был прописан на российской территории. А те, кто в этот период переезжал из других республик и оформлял документы, учился за пределами РФ или проходил там военную службу, выпали из-под его действия», – напомнил он.

Так как бывшие советские республики принимали законодательство о гражданстве в разное время, то у многих не было и паспорта страны, откуда они ехали, – и таких десятки тысяч. Многие также были лишены гражданства в процессе переоформления паспортов и были вынуждены потом судиться, однако часть из них так и остались без внятного правового статуса.

Еще больше тех, кто утратил здесь документы и потом не смог легализоваться. Айо уверен, что из-за плохой демографической ситуации и в связи с нехваткой рабочих кадров власти «должны были бы как можно быстрее выдать удостоверения всем ЛБГ», чтобы затем в ускоренном порядке наделить их и паспортами РФ, особенно тех, кто свободно говорит на русском языке.

Как подчеркнул в беседе с «НГ» доцент кафедры политологии и политического управления Института общественных наук РАНХиГС Михаил Бурда (бывший сотрудник Федеральной миграционной службы), к сожалению, ряд принимающихся в настоящее время правовых актов, в том числе и федеральных законов, не проходят должного экспертного и общественного обсуждения.

Из-за чего «рождающиеся в недрах органов исполнительной власти документы зачастую не учитывают множества практических моментов, которые впоследствии могут проявиться в правоприменительной практике». Закон принимается, все отчитались и довольны, но дальше начинается какая-то мышиная возня, когда каждый мелкий чиновник начинает трактовать положения закона по-своему, считать себя вершителем человеческих судеб. Это в том числе прямой путь к злоупотреблениям и коррупции, заметил эксперт.

Поэтому пока не сложится правоприменительная практика, уверен Бурда, такой разнобой будет продолжаться, будут судебные разбирательства и переписка с органами власти: «И когда до всех дойдет, что закон работает не так, его будут дорабатывать, вносить поправки. А ведь это упущенное время, это люди и их судьбы». По его мнению, нужна прозрачная система оценки кандидата, критерии надо прописать в законе, они должны быть едины и понятны: «Не надо раздавать всем подряд паспорта и иные документы, регулирующие правовой статус иностранца в РФ.

Необходимо также учитывать непростые отношения между некоторыми государствами постсоветского пространства. Конфликт на юго-востоке Украины, Нагорный Карабах, Приднестровье, Южная Осетия и Абхазия… Все это затрудняет получение необходимых в соответствии с законом подтверждающих документов по запросам российских органов власти или самих граждан».

Он также заметил, что, судя по информации СМИ, один из первых документов ЛБГ был выдан неоднократно судимому уроженцу Таджикистана: «Нужны ли такие люди тут? Почему его два года держали в центре и не депортировали?»

Источник: https://www.ng.ru/politics/2022-01-17/1_8347_documents.html

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × пять =