«Это война без границ»: советский воин-интернационалист – о том, как новая власть в Кабуле может изменить мир

Сразу же после объявленного вывода вооруженных сил США и НАТО из Афганистана боевики движения «Талибан»* 15 августа взяли без сопротивления Кабул и уже к концу дня объявили о полном контроле над страной. Президент Ашраф Гани и все руководство покинуло Афганистан вслед за американцами.

Далее – афганская интеллигенция и все, кто сотрудничал с посольствами, международными организациями, прыгали в последние грузовые самолеты буквально на ходу. Афганцы попроще, особенно женщины, перестали выходить на улицы. Закрылись учреждения и магазины. Кабул накрыл страх.

Какую опасность этот молниеносный переворот в Афганистане представляет для всего мира, для России и нашего региона? И почему границы сегодня становятся все более условными?

В беседе с «Горкомом36» ситуацию анализирует участник боевых действий в Афганистане 1979–1989 годов, кавалер двух орденов Красной Звезды, генерал-майор запаса Вооруженных сил Республики Таджикистан Исмонкул Гоибов.

В тяжелейших боях в Афганистане он командовал взводом и ротой, вел переговоры с душманами, чтобы спасти советских солдат. А после распада СССР, став одним из военкомов Таджикистана, уже спасал от верной гибели своих земляков-таджиков в пожаре гражданской войны, переметнувшейся туда из Афганистана.

О геополитических маневрах

Гоибов.jpg

– Исмонкул Равшанкулович, хорошо зная Афганистан изнутри, как вы оцениваете последние события?

– По той информации, которая оттуда поступает, захват власти талибами* был предопределен и отчасти подготовлен самими американцами. На мой взгляд, это какой-то глобальный, далеко идущий политический маневр, главная цель которого – не Афганистан. Американские войска стояли в Афганистане 20 лет, но так и не обеспечили здесь демократию, не победили криминал и терроризм. Кстати, когда там стояли наши советские войска, то были построены школы и больницы, налажена инфраструктура мирной жизни. Мы помогали всем жителям, которые к нам обращались. И уничтожили все заводы по производству героина.

При американцах производство героина резко возросло, а наркотрафик через Россию стал интенсивнее. Американцы быстро снялись с места и улетели. Вслед за ними бежала вся верхушка Афганистана. Ну хорошо, позорно бежал президент – но военные-то, защитники отечества, дававшие присягу – как они могли сдаться без боя? Я хорошо знаю отважный характер афганца. Поэтому для меня вся эта молниеносная и легкая смена власти на талибов* выглядит странно.

Исключение – провинция Панджшер на севере страны. Там сейчас находится главная база сопротивления талибам* во главе с Ахмадом Масудом – сыном известного полевого командира 1980-х годов. Талибы* потребовали от Масуда-младшего сдаться в течение четырех часов. Но тот ответил, что силы сопротивления будут защищаться до конца. Они наладили воздушный коридор с Таджикистаном, привезли орудие и боеприпасы. А в Узбекистане уже собираются силы генерала узбекского происхождения Абдул-Рашида Дустума. Итак, оба командира готовы выступить единым фронтом. Да, они не исключают варианта переговоров и мирного ухода талибов*, но те уходить явно не собираются. Так что гражданская война, скорей всего, неизбежна. С учетом того, что 90 процентов жителей Панджшера – таджики, эта война может быстро переметнуться и на территорию моего родного Таджикистана.

О беженцах

– А это – уже соседство с Россией…

– Если масштабные боевые действия все же начнутся в самом Афганистане с линией фронта в Панджшере, то участия Таджикистана и Узбекистана в этой войне с гражданским расколом общества не избежать. И значит, потоки беженцев будут прибывать и из этих стран тоже. Но в разгорающемся хаосе сложно отследить, чем доподлинно занимался иностранный гражданин у себя на родине в зоне военных действий. Например, он может прибыть в Воронеж как трудовой мигрант, а на самом деле иметь здесь совсем другие задачи. Когда в 90-х годах гражданская война из Афганистана переметнулась в Таджикистан, то в ней участвовали не только таджики. Это уже была война государства с наемниками. А среди них уже тогда стало много не только таджиков и афганцев, но и узбеков, киргизов, казахов, русских. Поэтому я убежден, что власти России и нашего региона сейчас с особым вниманием должны относиться ко всем, кто прибывает сюда из постсоветского пространства на юге страны.

– Другими словами, среди беженцев из Афганистана сейчас могут быть не только те, кто бежит от войны, но и те, кто продвигает эту войну в другие страны?

– Да, и это может сработать во всем мире – как мина замедленного действия. У талибов* есть свои люди повсюду. Они собирают информацию, анализируют ситуацию на месте. Границы для проникновения терроризма становятся все более прозрачными, и Россия со всей Европой уже намного ближе к этой опасности. Силы сопротивления Ахмада Масуда-младшего в Панджшере сейчас противостоят этому геополитическому проекту. Кстати, я знал его отца. Он прилетал в Куляб в Таджикистане, когда там разгоралась гражданская война, а я в то время служил в Минобороны страны. Мы вели переговоры по содействию прекращению огня в Таджикистане. «Панджшерский лев» Ахмад Масуд-старший был уважаемым человеком и среди афганцев, и среди таджиков. Тогда нам удалось погасить гражданскую войну в Таджикистане. И сейчас его сын, лидер сопротивления талибам*, тоже заявил, что готов к мирному диалогу. А также призвал Россию стать посредником в переговорах. Но если талибы* откажутся от мирного выхода из конфликта, то он будет воевать за свой Афганистан до последней капли крови. А с учетом нынешних геополитических процессов, эта война может стать мировым пожаром.

Об опасности «второго Афгана»

– То есть для России может начаться «второй Афган»?

– Думаю, что наше руководство примет мудрое решение и в самих боевых действиях участвовать не будет. В афганской войне ХХ века мы уже потеряли слишком много своих солдат и офицеров.

Сейчас очень важно содействовать мирному разрешению конфликта и стабилизации жизни в самом Афганистане. В Таджикистане уже развернуты лагеря беженцев. И все это – в разгар пандемии, у российских границ.

При этом в ряды Талибана* уже вступают все больше наемников из разных стран. Есть таджики, узбеки, киргизы, русские. Но ведь их вербовка идет не в самом Афганистане! Я убежден, что война уже началась не «где-то там». Военкомы и главы районов уже сейчас должны знать все свои мобилизационные ресурсы на случай ЧС. Я сам готов взять в руки оружие и защищать границы России. Наш опыт воинов-интернационалистов сейчас может оказаться особенно востребованным.

Беседовала Ольга БРЕНЕР

Фото Алисы Ермаковой и из сети Интернет

*Талибан – запрещенная в Российской Федерации вооруженная организация радикальных исламистов в Афганистане.

ДОСЬЕ

Исмонкул Гоибов родился в 1961 году в Таджикской ССР. В 1985 году закончил Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище.

С 1986 года выполнял интернациональный долг в Республике Афганистан. Кавалер двух орденов Красной Звезды за мужество и отвагу, проявленные в боях с вооруженными формированиями моджахедов. С 1988 года – служба в Дальневосточном военном округе.

После распада СССР вернулся в Таджикистан. Прошел путь от помощника начальника отдела военкома до командующего внутренними войсками МВД Республики Таджикистан. В 2003 году ему присвоено звание генерал-майора вооруженных сил РТ.

В 2017 году после увольнения в запас переехал с семьей в РФ, в Воронежскую область.  

Источник: https://gorcom36.ru/content/eto-voyna-bez-granits-sovetskiy-voin-internatsionalist-o-tom-kak-novaya-vlast-v-kabule-mozhet-izmeni/?sphrase_id=24080

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + одиннадцать =