Мигранты — новое население России и/или — угроза национальной безопасности РФ

Национальный вопрос от 13.02.2022

Елена Афонина и Андрей Баранов вместе с заведующей отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ Александрой Докучаевой и адвокатом Евгением Харламовым обсуждают очередное громкое преступление, совершенное мигрантами.

Е. Афонина:

— В студии ведущие программы «Национальный вопрос» Андрей Баранов и Елена Афонина. Поговорим о миграции. Тем более, что на этой неделе произошло очередное резонансное преступление недалеко от Истры.

А. Баранов:

— Село Новопетровское.

Е. Афонина:

— Небольшое село, 5 тысяч население. Какие дальнейшие шаги нужно предпринимать для того, чтобы снизить опасность пребывания нелегалов в нашей стране. И о том, что президент создал комиссию Совбеза России по миграционной политике, мы обязательно поговорим.

И вот с кем садиться за стол переговоров, если речь идет о трудовой миграции здесь у нас в стране или о нелегальных мигрантах, об этом и поговорим сейчас.

С нами в студии заведующий отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ Александра Докучаева. Александра Викторовна, здравствуйте.

А. Докучаева:

— Добрый день.

Е. Афонина:

— И экс-начальник криминальной милиции, адвокат, Евгений Харламов. Евгений Викторович, здравствуйте. Ну, к сожалению, на этой неделе так же не обошлось без трагического происшествия – все помнят ночь на 9 февраля, село Новопетровское, недалеко от Истры, неизвестные в масках врываются в магазин, убивают кассиршу битами, избивают директора магазина, ее супруга, похищают чуть более 200 тысяч, и в итоге…

А. Баранов:

— …и в итоге оказываются выходцами из Таджикистана.

Е. Афонина:

— Совершенно верно. Причем, один из них нелегально проживал на территории России аж с 2017 года. Ну, и понятно, сейчас идет расследование, и мы, собственно, в череде последних событий хотим усмотреть определенную логику дальнейших действий. На этой же неделе, 10 февраля, на официальном портале правовой информации появляется указ об образовании межведомственной комиссии Совета безопасности Российской Федерации по миграционной политике, подписанный самим президентом.

Вот в эту межведомственную комиссию, в том числе, входит Бастрыкин, глава Следственного комитета, и возглавлять новую структуру будет заместитель председателя Совбеза Российской Федерации Дмитрий Медведев. Скажите, пожалуйста, это некая техническая процедура, которая просто произошла во исполнение указов президента, или это уже действие в сторону какого-то другого подхода к мигрантам, ужесточения, может быть? Евгений Викторович?

Е. Харламов:

— Я думаю, проблема назрела настолько, что уже даже на уровне президента принимаются такие вполне серьезные и ответственные решения о создании некоей комиссии, в состав которой входят достаточно авторитетные люди – такие, как председатель Следственного комитета Бастрыкин, я думаю, еще будут входить уважаемые как криминалисты, так и криминологи. Ну, действительно, посмотрите, вот даже я сейчас сюда ехал в метро, и наблюдал некий конфликт. Человек 12 лиц – либо это таджики, либо узбеки – начали между собой конфликтовать.

Я наблюдал за этим минуты две, пока не сошел на станции, конфликт возник на почве того, что кто-то там что-то смотрел видео и женщина сделала замечание, чтобы прекратили, по крайней мере, вот такой мат-перемат так громко здесь озвучивать. И реакция была, конечно, слишком озлобленная. Хорошо, что там все закончилось, слава богу, бесконфликтно, они выключили и спокойно вышли. Но мы-то видим и другие истории. И это происходит изо дня в день. И простые люди нас с вами спрашивают – в конце концов, когда вы наведете порядок? Это же нормальный вопрос.

Е. Афонина:

— А вот по поводу порядка мы обязательно поговорим. Александр Викторовна, я предлагаю следующая часть начать именно с вашего комментария. Потому что буквально на протяжении нескольких месяцев многие внимательно следили за тем, что происходит в Обнинске. Это город в Калужской области, где одно за другим происходили достаточно резонансные события. И губернатор Калужской области, что называется, психанул…

А. Баранов:

— Да, за 11 месяцев 2021 года мигранты совершили 33,5 тысячи преступлений. Причем, среди них и тяжкие, и убийства, и сопротивление органам правопорядка в форме. Я уж не говорю о мошенничестве и воровстве.

Е. Афонина:

— И на фоне этих событий наибольшее внимание привлекала к себе именно Калужская область, город Обнинск, поскольку там в школе была избита девочка – над ней было совершено практически надругательство. Но и не только это. Дело в том, что директор многофункционального миграционного центра в Обнинске Александр Гладкий назвал официально зарегистрированное количество иностранцев в городе – он сказал, что по итогам 2021 года к нам обратилось 37 тысяч человек.

И это при том, что население Обнинска, по оценке Росстата на 2021 год, 105 тысяч человек. То есть, на 105 тысяч населения 37 тысяч приезжих! Естественно, губернатору Калужской области пришлось принимать определенные решения. Владислав Шапша посетил один из центров миграционных и вот с чем столкнулся.

«В. Шапша:

— У меня создалось впечатление, что, кроме сотрудников центра, по-русски там практически никто не разговаривал. И когда в ходе приема документов на выдачу патента я поговорил с несколькими товарищами, гостями из Средней Азии, я понял, что при наличии в руках у него свидетельства, подтверждающего знания русского языка, люди не понимали вообще о чем я попытался с ними поговорить.

Ни одного слова по-русски. И это совершенно возмутительная ситуация, учитывая, что требование знания языка является важным при принятии решения о выдаче патента, поэтому я обратился к правоохранительным органам с просьбой разобраться в этой ситуации, проверить все документы, которые предоставляют такие люди и найти, в чем причина, наказать тех людей, которые недобросовестно выдают такие липовые по сути документы.

Во-первых, мы ограничили работу иностранных граждан в ряде отраслей экономики региона – это, прежде всего, общественный транспорт, общественное питание, розничная торговля, некоторых других. И здесь, я уверен, мы достаточно быстро наведем порядок. Ну и, конечно, мы вынуждены были приостановить свое участие в работе программы по переселению соотечественников.

К сожалению, эта программа сейчас диаметрально в нашем случае противоположна тем целям и задачам, которые перед ней ставились. Если раньше 8 из 10 людей, приезжающих в Калужскую область по этой программе, были действительно нашими соотечественниками, знающими и язык, и культуру, то сегодня в связи с тем, что требования подтверждения знаний русского языка отсутствуют применительно к этой программе, приезжают люди, которые не знают и не собираются учить язык, культуру и традиции нашей страны.

Я считаю, это неправильно, учитывая, что и квалификация этих людей далека от тех требований, которые мы предъявляли изначально. Важно очень, как мне кажется, разобраться с этим вопросом и внести подобные требования в эту программу. А для тех людей, которые живут на Украине, в Белоруссии, Молдавии, Казахстане, у нас есть и другие возможности принятия их в гражданство России по такой же упрощенной программе, и мы это будем делать обязательно. Ждем в Калужской области наших соотечественников».

Е. Афонина:

— Вот то, что мы сейчас слышали, губернатор Калужской области Владислав Шапша записал специально для нашей программы, для радиостанции «Комсомольская правда»

А. Баранов:

— И вот еще что интересно. За 14 лет действий этой программы сначала поток славян, переселенцев, составлял 80%. К 2022 году для представителей славянских народов снизилась до 17%. Остальные – это вот представители Средней Азии и других советских республик.

Е. Афонина:

— Александра Викторовна, скажите, пожалуйста, вот из того, что вы сейчас услышали, какие решения губернатора Калужской области вы приветствуете, а с какими бы, наверное, не стоило так спешить?

А. Докучаева:

— Безусловно, что называется, не было бы счастья, да несчастье помогло – губернатор обратил внимание на то, что миграционная служба в Калужской области абсолютно не работает на пользу области и в целом страны. Потому что, выдавая сертификаты о знании русского языка, что, конечно же, открывает человеку, иностранцу, путь к любой профессии в России, в том числе, в сфере обслуживания, тем самым, преступление-то совершают сотрудники миграционных служб. А что касается его как бы такого жесткого решения по поводу участия в государственной программе и то, что сейчас по программе уже русских, славян, стало меньше трети приезжать по этой программе, то ведь эта программа содействия добровольному переселению соотечественников.

И то, что это должны быть соотечественники, то есть, естественно, люди, знающие русский язык, это все делают консульские работники, которые принимают заявление. Консульские работники или работники специальных групп МВД, которые при наших посольствах и консульствах работают в республиках. Значит, уже мы видим, что в этом, прямо скажем, виновность, может быть, даже, по крайней мере, правонарушительная, не только у тех, кто работает у нас здесь в миграционных службах, вернее, в органах полиции, которые занимаются миграцией, но и те, кто работает за рубежом…

А. Баранов:

— Александра Викторовна, ну, они принимают заявления и пересылают в центр, сюда, где их рассматривают, рассматривают месяцами, годами…

А. Докучаева:

— Почему?

А. Баранов:

— А я не знаю, почему так долго. У нас полным-полно историй от тех людей, которые ждали годами, ходили по кругу…

Е. Афонина:

— То одной бумажки не хватает, то другой…

А. Докучаева:

— Вы тут совершенно правы. Дело в том, что, когда человек приходит и пишет заявление, ну, будем говорить так, русский человек приходит к тем, чтобы написать заявление на переезд в Россию или на получение здесь статуса вплоть до гражданства, то он приехал на родину или стремится на родину, у него., я думаю, что редко приходит в голову такая мысль, что надо заплатить, чтобы меня пустили на родину. И его пускают по этим кругам, потому что коррупция разъела не только здесь миграционные службы, но надо сказать, и тех сотрудников, которые, что называется, пополняют свои карманы за рубежом на эхтих вопросах. И это ужасно.

Е. Афонина:

— Александра Викторовна, но в массовом-то порядке пополняются эти карманы именно здесь, в России. И очередные задержания тех людей, которые устраивают эти мошеннические схемы, лучшее тому подтверждение. Давайте вспомним, Воронежская область, бывшая сотрудница отделения по вопросам миграции по Грибановскому району Наталья Кулакова вместе с мужем Александром Кулаковым и уроженцем Таджикистана организовали бизнес по мигрантам – за деньги подделывали документы для легализации мигрантов, чтобы помочь им получить регистрацию.

А. Баранов:

— А резиновые квартиры?

А. Докучаева:

— Совершенно справедливо, нужно пресекать эти преступления, и делать это показательно, что называется, чтобы другим не повадно было. С резиновыми квартирами я вам дам еще комментарий, но я хочу сказать, что в той же Калужской области те же самые сотрудники миграции в данном случае не в Обнинске, а в городе Козельске русской женщине, которая 24 года, въехав с ребенком, с родителями, проживает в этом самом поселочке возле Козельска, она до сих пор не имеет паспорта.

Потому что ее козельский миграционный орган просто-напросто вводит в заблуждение и не дает возможности воспользоваться имеющимся в законе правом. Это Маша Сергеева, о которой журналистка и редактор городской газеты «Козельск» выпустила уже несколько публикаций. Мы, конечно, поможем этот вопрос разрешить…

Е. Афонина:

— Простите, я не очень понимаю – это что, такая нелюбовь …

А. Баранов:

— Может быть, деньги вымогают?

А. Докучаева:

— Не знаю…

Е. Афонина:

— Подождите. Дело в том, что, если речь идет о деньгах, да их и так там берут за каждый шаг, за каждую бумажку, за каждую справочку – 5-6 тысяч рублей. Если человек начинает этот круг проходить по третьему, по четвертому разу, он уже в конце концов думает – да заплачу я вам эти 200 тысяч – скажите, кому платить? А вот дальше он нежно встраивается в эту схему, в которую изначально встроены уже сразу приезжающие сюда, те, кто понимает, кому и сколько платить. Их четко направляют – вот этот человек решит все твои проблемы, давай деньги. Так или не так?

А. Докучаева:

— Я думаю, что терпение президента в каком-то смысле тоже переполнилось и вот результатом стало создание еще одной комиссии по вопросам миграции. Потому что при правительстве есть такая комиссия. К сожалению, эта комиссия практически бездействовала вот все эти ковидные очень сложные времена, потому что председателем его является госпожа Голикова, занятая, что называется, выше головы вопросами ковида.

Поэтому создается новая комиссия. То, что она создается при органе безопасности, свидетельствует о том, что вопрос как бы действительно касается национальной безопасности и тут дело не только в преступлениях мигрантов. А дело в том, что недопуск наших соотечественников в Россию – это тоже вопрос национальной безопасности.

А. Баранов:

— Давайте я быстренько зачитаю несколько сообщений. Константин, Свердловская область: «Насчет мигрантов. Зачем наши чиновники допустили многомиллионный наплыв и их внедрение на русские земли? Рабочих у нас нет? Да есть. Нужно наладить планирование». Сергей, Новосибирская область: «В Новосибирске такая же картина с мигрантами. Плюс депутаты у нас в основном строители, вот они и лоббируют их приезд».

Юрген из Финляндии пишет нам: «Надо искать заинтересантов на самом верху. Кто-то лоббирует приезд мусульманских переселенцев в Россию». Латвия – «На мой взгляд, соотечественники – это те, у кого родственные корни из России, кто владеет русским языком. А вот азиаты – какие же это соотечественники, которые даже по-русски не говорят?» Ленинградская область: «При чем здесь вообще знание русского языка? Мигранты из Средней Азии этнокультурно чужды русской нации и никакое знание языка не сделает их русофилами. Ну нужны нам мигранты из Средней Азии. Необходимо вводить с ними жесткий визовой режим». И так далее.

Е. Афонина:

— Евгений Викторович, скажите, пожалуйста, неужели действительно это дело сейчас настолько серьезно, что нужно эту комиссию создавать при Совете безопасности России?

Е. Харламов:

— По-моему, еще в ноябре 2021 года Александр Иванович Бастрыкин озвучил некоторую статистику по некоторым видам преступлений. Терроризм, экстремизм, убийства, изнасилования – а за каждым из таких видов преступления это жертвы, это слезы, это беда семей – возросло от 8 до 33%. Это вот только по итогам 10 месяцев. Это уже о чем-то говорит. Более того, Александр Иванович Бастрыкин настаивает на обязательной геномной регистрации всех прибывших к нам в Россию мигрантов. Что это такое? Это ДНК так называемое.

Е. Афонина:

— Я уточню. Поправьте меня, если не так, Александра Викторовна. Прибывших с 1 января 2022 года. Вот эта геномная регистрация – для тех, кто вновь прибывшие, с 1 января 2022 года. Въехал – изволь геномную регистрацию пройти. Находишься здесь, значит, можно и подождать, пока это добровольно для них.

Е. Харламов:

— Да, я, кстати, вроде бы как адвокат, отчасти где-то правозащитник, ну, может быть, даже не должен соглашаться с этим, а я соглашусь, что это необходимо. Соглашусь, как гражданин, как человек, который видит, сколько преступлений совершается, к сожалению, некоторыми недобросовестными мигрантами и кто уходит от ответственности ввиду того, что их невозможно идентифицировать. Потому что сейчас идет дактилоскопия пальцев рук. Ну, пальцы откатали – понимаем, что могут надеть перчатки и делай, что хочешь. Ну, некоторые правозащитники говорят – давай тогда глаза будем фотографировать.

Я говорю – ну, что такое глаза? Балаклаву одел – все, глаз особо и не видно. Поэтому ДНК – это действительно отчасти выход. Я имею в виду с позиции безопасности. Ужесточение ли это? На мой взгляд, нет. Если ты приезжаешь в Россию зарабатывать деньги по закону, тебе бояться нечего. Даже я, гражданин Российской Федерации, я готов сдать ДНК хоть сейчас, мне скрывать нечего. А если ты планируешь здесь совершать преступления, то будь добр за это ответить. Это первое.

Второе. Почему сейчас, собственно, на уровне Совета безопасности создается целая комиссия? И будет ли она более эффективна, чем та комиссия, о которой Александра Викторовна сказала? Я думаю, это будет очень серьезная комиссия, потому что, насколько мне видится, все, что создает президент, особенно в свете последних событий, это, я думаю, будут очень серьезные последствия не только для тех, кто въезжает и совершает преступления. Но и для тех горе-сотрудников из миграционной службы, которые 24 года гоняют Сергееву, например, которая в принципе по закону имеет право получить гражданство, но и те, кто создает условия для коррупционной составляющей. Я думаю, мы увидим в ближайшее время возбужденные уголовные дела в отношении тех нерадивых сотрудников правоохранительных органов, которые допускают подобные издевательства – по другому не назовешь – над получением гражданства.

Е. Афонина:

— Губернатор Калужской области уже сказал проверить все тех, кто выдавал вот эти сертификаты о знании русского языка. Александра Викторовна, все-таки вам, как человеку, который так сильно погружен в эту тему, скажите, пожалуйста, для того, чтобы все-таки не было того, о чем мы говорим и обсуждаем на протяжении многих лет, вот что реально надо сделать для того, чтобы эту ситуацию исправить? Чтобы одни приезжали сюда честно работать, чтобы все были учтены, чтобы мы не боялись за наших детей, чтобы мы не боялись за самих себя? Пожалуйста.

А. Докучаева:

— Я думаю, что совершенно справедливо в отношении стран и граждан, которые вообще въезжают к нам работать ли, на постоянное проживание, проведение тех экспертиз, чтобы человек оставлял в базе данных Российской Федерации свои какие-то сведения – ДНК. Я тут тоже не вижу ничего плохого. Мы же давно знаем, что, даже если поехал на недельку за границу – ну, когда мы это могли делать – мы же откатывали пальчики в посольстве…

А. Баранов:

— Ну, в основном в американском…

А. Докучаева:

— Нет, нет, в Европу… помню, в Латвию я ездила, получала визу…. Везде я откатывала пальчики. Ну, они действительны там в течение 3-5 лет, а потом снова. Ну, в этом нет ничего плохого. Другое дело, что, когда, например, пальчики требуют откатать у двухмесячного ребенка – это неправильно. То есть, тут должны быть разумные меры.

Как изменить наши миграционные службы, которые должны понимать, что каждый чиновник, сидящий у окошечка, они лицо нашей страны. От их поведения, от их тона, от их общения с людьми, которые приехали, будь то таджик на работу или русский из Казахстана или из Киргизии, который сюда приехал с тем, чтобы здесь обосноваться… понимаете, вот как изменить наше чиновничество, чтобы наконец исчезла эта, еще Некрасовым, не скажу воспетая, но описанная ситуация насчет того, что и пошли они, солнцем палимые…

Е. Афонина:

— Это точно. А уж придраться найдут к чему. Платите деньги и будет вам все – в этом убеждаются многие, и даже самые стойкие в итоге вынуждены сдаваться, и для того, чтобы решить свои проблемы, платить, а потом стыдливо об этом умалчивать. Потому что стыдно рассказывать, что ты, человек, прекрасно владеющий русским языком, имеющий все права для того, чтобы жить и работать в России, не можешь этого сделать по закону.

А. Баранов:

— Да, вынужден тоже встраиваться в коррупционную схему.

А. Докучаева:

— Да и опасно.

Е. Афонина:

— Да, опасно. Спасибо. Мы к этой теме будем возвращаться, что-то подсказывает, — не один раз.


Источник

 

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 1 =