Следствие закончено, забудьте

Примечание адм. сайта: статья написана  Андреем Захватовым, членом нашего “Форума…”, который  был участником описываемых событий.


Тридцать лет назад в Душанбе наступил «черный февраль»

12 февраля исполнилось 30 лет трагическим февральским событиям в Душанбе, которые стали предвестниками гражданской войны 1992-1997 годов. В тот день при разгоне демонстрантов и подавлении начавшихся в столице Таджикистана беспорядков погибли 25 человек, еще сотни были ранены. Хронология десятых чисел февраля подробно описана многочисленными свидетелями. Эти описания разнятся, поэтому для достоверного исследования событий 1990 года важно собрать как можно больше свидетельств очевидцев.

Российский журналист и политический обозреватель Андрей Захватов был непосредственным участником тех событий. Он поделился с «Ферганой» своими мыслями и некоторыми малоизвестными фактами о февральских событиях.

Как это было

Масштабные беспорядки в Душанбе в феврале 1990 года начались после того, как неизвестные лица стали усиленно распространять слухи о выделении квартир армянским беженцам. На волне этих слухов 11 февраля несколько сотен молодых людей, часть из которых были доставлены из ближних кишлаков, устроили у здания ЦК Коммунистической партии Таджикистана на площади Ленина митинг с требованиями выселения армян. На самом деле никакие квартиры беженцам не выделялись, и численность прибывших в Душанбе и размещенных у родственников и знакомых армян не превышала нескольких десятков человек. Они получили лишь небольшую денежную помощь, не более того.

На следующий день митингующие собрались снова, и после призывов к депортации беженцев зазвучали требования отставки руководства республики. Начались жесткие столкновения митингующих с милицией и военными, охранявшими здание ЦК. До сих пор неясно, по чьей команде из этого здания раздались выстрелы: не исключено, что военные применили оружие самовольно — в ответ на прорыв толпы вовнутрь.

Реакция митингующих на вооруженный отпор оказалась неожиданной: большие группы участников митинга и примкнувшие к ним криминальные элементы направились громить центр города, а затем при поддержке молодежи из окрестных кишлаков — бесчинствовать и на его окраинах.

Митингующие на площади Ленина. Фото Владимира Федоренко с сайта Wikipedia.org

За первые три дня событий, пока в городе продолжались беспорядки, погибли, по разным оценкам, 24-26 человек, в том числе пятеро русских, двое узбеков, двое татар, остальные — таджики. Более 550 представителей многих национальностей были избиты и получили ранения. Согласно официальным данным, за несколько дней погромов столице был нанесен ущерб на сумму 17,2 миллиона рублей. Примыкавшее к зданию ЦК крыло Минводхоза было повреждено и частично разграблено. Бесчинствующая толпа разгромила продуктовый рынок «Баракат», некоторые предприятия и магазины Минторга, «Таджикпотребсоюза», из которых наибольший ущерб — на 1,36 миллиона рублей — понес «Таджикювелирторг».

В центре города были разорены несколько газетных киосков, похищены и уничтожены около 300 уличных телефонов-автоматов, выведены из строя 34 машины скорой помощи. Пострадали несколько отделений Республиканской клинической больницы. Один медицинский работник погиб, семеро были травмированы. Вечером 12-го и утром 13 февраля погромы и избиения людей распространились на весь город. Над Душанбе навис страх. Только к вечеру 13 февраля в Душанбе ввели войска и танки, а 14 февраля беспорядки были остановлены.

Повод, причины и корни

Оценивая произошедшее, историки называют слухи и призывы к высылке армян лишь поводом к началу погромов. По оценке таджикской оппозиции, вступившей в 1992 году в открытую вооруженную борьбу за власть, главной причиной февральских событий стало недовольство населения деятельностью действующей коммунистической власти. Высказывались предположения о причастности к беспорядкам эмиссаров зарубежных спецслужб и даже афганских моджахедов.

В ряде публикаций последних 10-15 лет приводились описания причастности союзного МВД, КГБ и Вооруженных сил СССР к провоцированию и заранее спланированному силовому подавлению митинга — как продолжение уже произошедших к тому времени трагических событий в Тбилиси и Баку. Однако подобные заявления не имели никаких доказательств и вообще были лишены здравого смысла. В подтверждение своей убежденности, как свидетель тех событий, могу привести один пример.

В ответ на начавшийся беспредел и погромы буквально во всех районах Душанбе начали стихийно создаваться отряды самообороны. Уникальный процесс самоорганизации горожан, до того времени неизвестный ни в одной союзной республике, пошел стремительно — особенно после выступления по телевидению первого секретаря ЦК КП Каххора Махкамова с призывом к горожанам вооружаться и защищать свои дома и свой город.

Буквально в течение одного-двух часов в микрорайоне «Гипроземгородок», где жила моя семья, в первой половине дня 13 февраля было сформировано 10 хорошо оснащенных подручными средствами отрядов (по числу домов в «Гипроземгородке») общей численностью около 250 человек. Отряды объединили жителей разных национальностей, таджики и узбеки составляли примерно половину. Буквально через полчаса после создания нашего отряда толпа из нескольких сотен агрессивно настроенных молодых людей, наступавшая на микрорайон, встретила наш организованный отпор и была рассеяна.

После затишья на коротком совещании командиров отрядов было принято решение направить меня и заместителя директора института «Таджикгипрозем» Левана Кокоришвили в 201-ю мотострелковую дивизию, расположенную рядом с «Гипроземгородком», чтобы согласовать взаимодействие наших отрядов с военными в случае обострения ситуации.

Передовицы таджикских газет, посвященные февральским событиям. Фото “Ферганы”

Въезд в расположение дивизии охраняли бронетранспортер и взвод вооруженных солдат под командованием майора. На наш вопрос о задачах дивизии в создавшейся обстановке майор ответил, что из Москвы военным было приказано охранять территорию дивизии, склады с оружием и боеприпасами и не вмешиваться «в гражданский конфликт». Офицер сказал также, что женщины и дети из нашего микрорайона могут быть временно — до нормализации обстановки — размещены в казармах, где их накормят. Тем не менее наше предложение по взаимодействию с военными подействовало: по-видимому, майор доложил командиру дивизии, и вокруг нашего микрорайона начали регулярное патрулирование солдаты на БТР, что намного облегчило нам охрану своей территории, особенно ночью.

Не только я, но и ряд моих коллег-журналистов и экспертов убеждены, что основные причины «черного февраля» лежат намного глубже, чем можно было подумать 30 лет назад. Одной из двух главных причин, создавших благоприятные условия для вспышки недовольства населения властями, я считаю высокие темпы прироста населения республик Центральной Азии и, в частности, Таджикистана. И вот почему.

К концу 1980-х годов в республике обострилась проблема распределения участков земли для жилищного строительства в сельских районах с растущим населением. Мало кто знает, что в конце 1989 года в Октябрьский районный комитет Компартии поступило и было засекречено письмо от жителей кишлаков, расположенных в пригороде Душанбе, в Варзобском ущелье, административно входивших в состав городского района.

Люди возмущались ростом территорий, выделяемых под строительство зон отдыха для работников столичных предприятий и организаций, которые приезжают туда из своих городских квартир на выходные дни и нарушают нормы поведения, принятые в мусульманской стране, распитием спиртного и хождением в купальниках. Но, главное, авторы письма жаловались на дефицит пригодной для жизни земли.

Ко второй глубинной причине, способствующей возникновению недовольства населения и активизации оппозиции, я отношу произошедший в результате горбачевской перестройки рост национального самосознания, которое разными политическими силами истолковывалось неоднозначно. В конце 1980-х годов в Таджикистане возникло оппозиционное движение «Растохез» («Возрождение»), которое открыто заявляло о придании статуса государственного таджикскому языку и сотрудничало с не имевшей официального статуса и ныне запрещенной в республике Партией исламского возрождения (ПИВТ).

Понятные простым людям и во многом справедливые обсуждения вопросов сохранения языка, национальной самобытности и культуры и проблемы доступа к земле довольно быстро перешли из кухонных разговоров в открытые выступления с трибун коммунистических партийных собраний и конференций. Так, осенью 1989 года на отчетно-выборной партийной конференции Октябрьского района в душанбинском театре имени Лахути один из лидеров таджикской интеллигенции выступил перед делегатами с немыслимой для того времени речью: «Товарищи депутаты, посмотрите на ваши мандаты: тексты на них на русском и на таджикском языках почти ничем не отличаются. Мы, таджики, забываем свой язык, свою национальную культуру…»

Таким образом, к февралю 1990 года в столице республики создались все предпосылки для громкого заявления оппозицией своих претензий на власть в Таджикистане — в митинговой обстановке для переговоров с официальными властями в Душанбе был создан «Комитет-17», в который вошли члены «Растохеза», ряд высоких должностных лиц, деятели науки и культуры республики и представители митингующих.

«Геноцид», которого не было

События нескольких февральских дней в Душанбе потрясли всю республику, но достоверно установить, кому было выгодно вывести людей к зданию ЦК, кто заменил антиармянские лозунги на антиправительственные 12 февраля и спровоцировал стрельбу и погромы, так и не удалось, несмотря на привлечение к расследованию десятков следователей МВД, КГБ и Генеральной прокуратуры СССР и Таджикистана.

Кроме того, центральное телевидение в Москве замалчивало тревожную информацию. В такой ситуации информационное пространство немедленно заполняется слухами, различными версиями и вымыслом. Именно так, в условиях информационного вакуума, февральские события в течение многих лет в искаженном свете обрастали «подробностями очевидцев», оценками псевдоаналитиков и политических деятелей.

Самым известным случаем публикации дезинформации о днях «черного февраля» можно назвать фрагмент вышедшей в 2008 году книги «Враг народа» известного российского политика Дмитрия Рогозина, который написал: «Характерно, что первыми жертвами озверевших сепаратистов становились русские мирные жители. Например, внутритаджикской резне между «вовчиками» и «юрчиками» (так в народе называли представителей сторон гражданского противостояния. — Прим. «Ферганы») предшествовали расправы в Душанбе и других городах над русским населением. В середине февраля 1990 года национал-исламисты буквально растерзали полторы тысячи русских мужчин и женщин в Душанбе. Женщин под грохот автоматных очередей и гогот насильников заставляли раздеваться и бегать по кругу на площади железнодорожного вокзала».

Трудно сказать, откуда российский политик получил «сведения» о «геноциде» русских, которого не было ни в 1990 году, ни в последующие военные годы. Как непосредственный участник событий, могу засвидетельствовать: да, были русские, как и люди других национальностей, которые погибли в эти дни, несколько сотен были избиты (столько же было избито и представителей титульной нации), но массовых расправ и полутора тысяч «растерзанных» русских не было.

Наиболее точную, на мой взгляд, оценку февральских событий дал таджикский ученый-историк Иброхим Усмонов: «Тогдашняя молодежь Таджикистана воспринимала демократию как возможность делать все, что им хочется. Я не думаю, что разгромом площади мы могли бы установить мир в республике. События февраля 1990 года в Таджикистане не были направлены ни против одной нации. Гражданской войны в Таджикистане могло бы и не быть, если бы в свое время мы извлекли урок из ситуации с Нагорным Карабахом».

Поступила команда: отряды распустить!

Менее чем через сутки после начала погромов в Душанбе был введен комендантский час и переброшены из России несколько сотен военнослужащих, установивших контроль над ключевыми объектами города. Однако фактический контроль над столицей (особенно ночью) взяли в свои руки именно командиры отрядов самообороны. Они дали отпор произволу бесчинствующих молодчиков. Утром 16 февраля около 20 командиров отрядов, уже установивших между собой взаимодействие, прибыли в горисполком на очередное совещание, на котором предлагалось рассмотреть вопрос о создании Совета командиров отрядов.

Опубликованная в таджикистансой прессе речь Бориса Пуго. Фото “Ферганы”

Этот неформальный военизированный орган местного самоуправления, созданный гражданским обществом, мог бы в значительной мере повлиять на последующие события. Однако в этот же день в Душанбе состоялся внеочередной пленум ЦК Компартии Таджикистана, на котором выступил прибывший из Москвы председатель Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Борис Пуго, и события развернулись по сценарию, продиктованному из Москвы.

Опубликованная в газетах пустая по своей сути речь московского засланца, впоследствии получившего звание генерал-полковника и должность министра МВД СССР, но покончившего с собой сразу после августовского путча 1991 года, содержала лишь пафосные высказывания о величии Компартии, но в ней не было ни слова благодарности горожанам, вышедшим на улицы и защитившим город от бандитов. Перепуганные местные власти почувствовали, что угроза их креслам миновала, и настояли на самороспуске отрядов самообороны. В городе началась добровольная сдача охотничьего оружия, но отряды продолжали охранять свои территории еще в течение недели. Люди были возмущены бесхребетностью властей, но горожан успокаивало лишь то, что против командиров и членов отрядов не было заведено ни одного уголовного дела, хотя формально они нарушили закон, нанося погромщикам порой тяжелые травмы.

Вместо заключения

В 1990-е годы национальный состав нового независимого Таджикистана существенно изменился. Многие участники февральских событий давно покинули Таджикистан, а часть документальных свидетельств о тех днях была сожжена или утеряна из архивов во время гражданской войны в республике.

По некоторым данным, тогдашний советский лидер Михаил Горбачев признался, что не знает, кто отдал приказ стрелять в митингующих и кто возглавил беспредел в городе. Вероятно, эти вопросы так и останутся без ответов. За минувшие 30 лет никто из участников февральских событий не взял на себя ответственности за принятые решения, кроме Каххора Махкамова, — многие свидетели тех дней считают, что благодаря его телевизионному обращению с призывом защищаться было спасено немало жизней. Большинство высокопоставленных советских министров и генералов в Москве и в Душанбе, причастных к февральским событиям, ушли из жизни.

Нынешняя власть за все прошедшие годы ни разу не поблагодарила жителей Душанбе за стойкость, проявленную во время февральских событий, и не вспоминает о роли гражданского населения города в противостоянии погромщикам. Все, как в криминальной драме итальянского режиссера Дамиано Дамиани: «Следствие закончено, забудьте». А ведь если бы не самоорганизовавшееся народное ополчение, исход тех событий мог быть гораздо трагичнее.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 + семнадцать =