Выборы в Киргизии: «В тюрьме ты 24 часа в сутки свободный человек»

Бывший заключенный рассказал “Ъ” о том, как будет править Киргизией

В Киргизии 10 января прошли внеочередные президентские выборы. Лидирует фаворит гонки Садыр Жапаров, который всего четыре месяца назад отбывал тюремный срок.

В интервью корреспондентам “Ъ” Владимиру Соловьеву и Кабаю Карабекову он рассказал, как ему удалось совершить революцию из тюрьмы, зачем понадобилось превращать страну в президентскую республику и на кого будет опираться Бишкек в треугольнике Россия—Китай—США.

— Бардак, хаос и чехарда. Так многие в России, включая президента Владимира Путина, охарактеризовали внутриполитическую ситуацию в вашей стране после событий октября 2020 года. Согласны с такой оценкой?

— На 100% согласен. До сегодняшнего дня было так, как сказал Владимир Владимирович. Отчего все так было? Оттого что чиновники наверху сами занимались чехардой. С сегодняшнего дня такого не будет. Уничтожим коррупцию, уберем забюрократизированность. Хватит у нас на это воли. И дальше нормально будет.

— Еще четыре месяца назад вы находились в тюрьме, а сейчас мы разговариваем с вами в президентской резиденции. Раскройте секрет головокружительной карьеры.

— К этому мы долго шли. И достигли не за четыре месяца, а за десять лет — с 2010 года шла работа.

— Когда вы говорите «мы», вы кого имеете в виду?

— Я, Камчибек Ташиев, Талант Мамытов (первый сейчас возглавляет Госкомитет национальной безопасности, а второй стал и. о. президента после отставки Сооронбая Жээнбекова.— “Ъ”). Нас в 2012 году из-за Кумтора закрыли (Садыр Жапаров с единомышленниками тогда требовал национализировать золоторудное месторождение Кумтор, разрабатываемое канадской Centerra Gold Inc.— “Ъ”). В 2017 году меня второй раз закрыли, чтобы я, во-первых, не смог участвовать в президентских выборах, а во-вторых, не поднимал тему Кумтора. Но я просто так не сидел в тюрьме, а через соцсети работал с народом.

— Это можно было делать в тюрьме?

— По закону нельзя, но мы нашли выход. Три с половиной года я напрямую связывался с простым народом.

Создавал группы в «Одноклассниках», в Facebook, в Instagram. Я собрал контакты людей в WhatsApp и создал там более 50 групп — одна группа вмещает 256 контактов. Через эти группы я распространял информацию про Кумтор, про мою работу. Так я за три с половиной года до всего народа дошел.

В тюрьме ты 24 часа в сутки свободный человек: свободное время есть. Вот таким образом я сделал революцию из тюрьмы.

— Чему вас тюрьма научила?

— Всему научила. После выхода из тюрьмы, как только народ назначил меня премьер-министром, я подумал, что Бог специально меня туда направил, чтобы увидеть, кто сидит в тюрьме, их законы. Там 90–95% простых граждан. Ни одного чиновника, сына чиновника или родственников чиновников там нет. 5–10% — преступники, которые всю жизнь криминалу посвятили. А 90% — простые люди: кто телефон украл, кто курицу. Журналисты про меня начали писать, что я с преступным миром связан, я бандит и меня преступники привели к власти. Связывали с Камчибеком Кольбаевым (известный киргизский вор в законе.— “Ъ”).

Я за те три с половиной года, что сидел в тюрьме, помогал простым гражданам, преступникам не помогал. Больше ста человек, которые ко мне обращались, вышли из тюрьмы, пока я сидел.

Они начали работать на меня, распространять информацию, что я хороший человек. Когда я вышел, они все находились на митингах, поддерживали меня. Вот и весь секрет третьей революции.


— Во время прошлогодних октябрьских событий не только вас из тюрьмы освободили, но и на какое-то время экс-президент Алмазбек Атамбаев вышел погулять по Бишкеку. Потом его вернули за решетку. Он будет сидеть?

— По закону — да, будет сидеть. Он ведь беспорядки устроил в Кой-Таше в 2019 году и в Бишкеке в прошлом году. Он контрреволюцию устроить пытался.

 Легко вам было уговорить Сооронбая Жээнбекова уйти в отставку?

— Трудно было, но уговорили.

— С помощью каких аргументов?

— Народ требовал, чтобы он ушел. Первые пять-шесть дней он этого не чувствовал, а уже через десять дней знал, что весь народ хочет его отставки.

— Почему он должен был уйти, ведь претензии были к парламентским выборам?

— Потому что Жээнбеков не смог проконтролировать парламентские выборы. Там его близкие люди решили, что должны пройти в парламент три партии. Он брата своего включил в партийные списки. И весь народ знал, что это дело рук власти. Поэтому требовали отставки президента.

— С братьями вечная проблема у киргизских политиков. И у вас тоже братья есть. Мы не увидим их через год на государственных должностях или во главе крупных бизнесов?

— Есть братья. Я их не допущу к власти.

Я не знаю, сколько я буду править страной, но обещаю вам по-мужски: ни одного брата не увидите во власти.

— Вы прошлогодние события считаете революцией?

— 50 на 50. Можно революцией назвать, можно народными волнениями.

Беспорядки в Киргизии

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × один =