«ХУЖЕ, ЧЕМ В СИЗО»: ПРАВОЗАЩИТНИКИ ПОСЕТИЛИ ЦЕНТР СОДЕРЖАНИЯ МИГРАНТОВ

Иностранцы годами живут в тесных и темных камерах, без книг, телевизора и нормального постельного белья

Борис Клин, «Известия»

«Хуже, чем в СИЗО»: правозащитники посетили центр содержания мигрантов
Фото: РИА Новости/Евгений Биятов

Подлежащие депортации мигранты могут годами ждать высылки в столичном Центре временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ), когда у миграционной службы РФ возникают проблемы с властями их родных государств. Здание центра торжественно открыли в декабре 2014 года, но за пять лет оно сильно износилось: сантехника пришла в негодность, освещение неисправно. В комнатах, больше похожих на тюремные камеры, тесно и темно. Обозреватель «Известий», член ОНК Москвы Борис Клин побывал в московском ЦВСИГ и обнаружил, что условия содержания в нем хуже, чем в СИЗО, хотя большинство обитателей центра совершили лишь административные правонарушения.

Стены под «шубой»

Центр расположен на 64-м километре Варшавского шоссе, на территории бывшей воинской части. За забором — два аккуратных желтых здания. Но красиво они выглядят только снаружи.

Помещения для постояльцев ЦВСИГ в постановлении правительства № 1306 от 17.06.2016, которым утверждены правила для этих учреждений, называются комнатами. Но на комнаты они совсем не похожи. За стальными дверями расположены такие же камеры, как в следственных изоляторах. Есть маломестные (на 3–4 человека) и многоместные (на 15–20). Стены покрыты «шубой» — рельефной штукатуркой. Для мест лишения свободы эта отделка была запрещена еще в середине 1990-х годов, ведь такую поверхность трудно мыть, зато о стену легко получить рваную рану.

Спят обитатели ЦВСИГ на тюремных кроватях устаревшей конструкции: их настил выполнен из перекрещивающихся стальных полос, поэтому в широкие ячейки проваливаются матрасы, отчего у жильцов нередко болит спина. Нормального постельного белья постояльцам центра не выдают. Вместо него — одноразовые медизделия, которые применяют в реанимациях и в процедурных кабинетах. Это «белье» обитателям центра меняют раз в неделю. Отметим, что в СИЗО арестанты спят на полотняном постельном белье.

И унитазов в камерах ЦВСИГ нет — вместо них так называемые чаши генуя, то есть просто дырка в полу. «Санузлы» отделены от жилого помещения камер лишь низкими перегородками, которые не обеспечивают приватности. Водопроводные краны повсеместно текут. Освещение во многих камерах неисправно — в них полумрак. А в одной даже нет окон. Правда, сидевший в ней иностранец заверил членов ОНК, что сам попросился сюда, «отдохнуть от соседей».

Заключенные СИЗО пользуются электрическими чайниками или кипятильниками, а многие и холодильниками. Но в ЦВСИГ такой роскоши нет — электрические розетки не работают.

В полной изоляции

Правительственное постановление предусматривает права постояльцев ЦВСИГ на настольные игры, периодические издания, просмотр телевизора и доступность радио «в установленное распорядком время». Но в ЦВСИГ телевизоров нет даже в женских камерах.

Радио тоже отсутствует. Лишь в нескольких камерах есть приемники, да и те, по словам представителей администрации, подарены Красным Крестом, но новых батареек к ним благотворители не обещали. Газет и настольных игр не бывает. Бумагу и ручки не выдают, поэтому у людей нет возможности писать жалобы и заявления. Единственная связь с внешним миром — телефонная, но мобильники выдают лишь на время для звонков родственникам.

— Здесь хуже, чем в тюрьме, — заявил членам комиссии гражданин Киргизии, до этого полтора года находившийся в московском СИЗО «Медведково».

Отметим, что в СИЗО разные категории обвиняемых, например бывалые заключенные и впервые арестованные, должны содержаться отдельно. На ЦВСИГ это правило не распространяется.

Бессрочное заключение

Начальник ЦВСИГ ГУ МВД РФ по Москве Алексей Лагода в беседе с членами ОНК не отрицал необходимости проведения ремонта.

— Здание эксплуатируется пять лет в сложных условиях, за это время через него прошло более 30 тыс. человек, не самых законопослушных. Необходим ремонт, замена сантехники. Но мы не можем это осуществить, поскольку здание принадлежит правительству Москвы, а наш главк его только эксплуатирует, — пояснил он.

В пресс-службе правительства Москвы на запрос «Известий» о перспективе ремонта ЦВСИГ и возможного участия в нем столичных властей не ответили.

Для решения проблем содержания мигрантов, помимо реконструкции центра, требуются и системные изменения, считает глава правозащитной организации «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

— Людей в ЦВСИГ держат фактически без ограничения сроков пребывания, хотя на недопустимость этого Конституционный суд указывал еще в мае 2017 года, — сказала она.

Проект соответствующих поправок, по ее словам, так и не был принят, и сегодня в ЦВСИГ есть люди, которые находятся там более двух лет — это предельный срок, отведенный законом на исполнение решения об административном наказании.

Действительно, члены ОНК Москвы обнаружили в центре гражданина Сирии, помещенного туда еще 8 августа 2017 года, и гражданина Узбекистана, который ждет решения своей судьбы с 12 сентября 2017 года. Оба ищут политического убежища, в котором Россия им отказала, но ЕСПЧ приостановил их высылку на родину. Когда они выйдут на свободу, никто сказать не может.

Обречены скитаться между тюрьмами и ЦВСИГ жители Луганской и Донецкой областей, потерявшие документы. Посольство Украины отвечает, что сведениями об их гражданстве не располагает.

— Среди них часто попадаются и судимые в России. Такие не нужны ни Украине, ни ЛНР/ДНР, — сказал «Известиям» один из сотрудников ЦВСИГ. — Если их и выпускают по истечении двух лет из нашего учреждения, то вскоре они оказываются в нем опять — жить им негде и не на что.

По словам правозащитников, лица без гражданства сидят в ЦВСИГ и по два, и по три раза.

Взять под контроль

Президент фонда «Миграция ХХI век» Вячеслав Поставнин заявил о необходимости пересмотра отношения к иностранцам на законодательном уровне.

— У нас действует свободный въезд для иностранцев, но внутри страны их ждет множество бюрократических ловушек, в результате которых они и оказываются в ЦВСИГ, — заявил Вячеслав Поставнин «Известиям».

Эксперт считает, что оказавшимся в России мигрантам необходимо предоставлять статус, который позволит им легально жить и работать.

— Люди бежали из Сирии или с Украины, где идет война, им некуда возвращаться. Но их годами держат в этих центрах, тратя бюджетные деньги, — пояснил свою позицию эксперт.

Адвокат Анатолий Кучерена отметил в разговоре с «Известиями», что «есть проблема взаимодействия российских миграционных служб с органами иностранных государств», и это создает сложности высылки из России нелегальных мигрантов.

— Я как председатель общественного совета МВД готов взять ситуацию с содержанием мигрантов в ЦВСИГ Москвы под контроль, — заверил адвокат.

Запрос «Известий» в ГУ МВД РФ по Москве с просьбой прокомментировать ситуацию остался без ответа.

Источник

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

девятнадцать − шесть =