За правое дело: воронежский омбудсмен – о том, как новые законы уже сейчас меняют нашу жизнь

Минувший год для россиян стал годом не только безотлагательного подчинения карантинным мерам: масочный режим, дистанция, самоизоляция – но и большой правовой перенастройки. В марте 2020 года были приняты поправки к Конституции России. А в самом конце года, 30 декабря, президент подписал судьбоносный пакет законов.

Как эти законодательные события теперь стыкуются со всеми безотлагательными мерами и как еще отразятся на жизни каждого из нас? В какой сфере на местном уровне чаще всего воронежцам приходится отстаивать свои права? Обо всем этом «Горком36» беседует с уполномоченным по правам человека в Воронежской области Татьяной Зражевской.

О митингах

– Татьяна Дмитриевна, давайте начнем с последних событий в стране и регионе – с протестных митингов. Какие выводы вы уже можете сделать?

– Мы мониторили ситуацию с помощью своих источников с самого начала. Направили запрос в полицию по задержанным. Поэтому основные выводы будут чуть позже. Но уже можно отметить, что полиция на митингах в Воронеже вела себя достаточно корректно, а выход на протестные акции в первую очередь стал нарушением закона самими гражданами, так как акция была несогласованной. Особенно опасно было массовое скопление людей именно во время пандемии – обстановка в регионе по коронавирусу сложная, требует обязательного соблюдения дистанции.

И вовлечение подростков в эту массовую скученность – просто безответственность. Меня возмущает, что протестные действия в нашей стране освещались на сайте посольства США в России. Но с другой стороны, вышедшие на улицы люди – яркий маркер наличия общих проблем, имеющихся в стране и регионе, нашей недоработки в их обсуждении с гражданским обществом. Публичная власть не овладела в полной мере цифровыми технологиями, помогающими молодежи и активной части населения обсуждать накопившиеся вопросы, что порождает отсутствие живого диалога между властью и жителями.

Этим пользуется определенная категория лиц, играя на активности молодых в реализации своих прав и свобод. У людей, и не только у молодежи, накопились вопросы, которые не только не решаются, но и замалчиваются. Вот люди и рванули на улицы. По этой же причине мы видим, как много желающих обратиться к президенту России лично, чтобы рассказать о проблемах ЖКХ или закрытии поликлиники. То есть обо всем том, что на региональном и местном уровне пока не решено. А это и есть провал во взаимодействии народа и властей.

И к нам в аппарат уполномоченного также поступает много жалоб на руководителей муниципалитетов, которые уходят от диалога с населением по наболевшим проблемам. Местное самоуправление, несмотря на постоянно изменяемое законодательство, финансово остается слабым. Но ведь в идеале оно и есть реальная власть в стране, которая должна подпитываться инициативами снизу и дальше «расти» по вертикали. Вот эта боязнь власти общаться со своими людьми с глазу на глаз, объяснять ситуацию, слабое финансово-экономическое положение, на мой взгляд, вывела людей на улицы, так как они хотят общаться открыто, быть услышанными.

После 90-х уже выросло новое поколение гражданского общества, которое получает информацию из мировых социальных сетей и не всегда готово ее критически оценивать. В общем, январские митинги должны стать поводом для переформатирования управления с учетом современных реалий и восстановления тесного взаимодействия между гражданами, муниципалитетами и государственной властью.

О реновации

– Накануне нового года Владимир Путин подписал пакет новых законов, которые уже начали менять нашу повседневность. Например, теперь в случае согласия двух третей жильцов участвовать в программе реновации их многоквартирный дом можно снести. Но это также – нарушение прав трети остальных. Как вы оцениваете принятый пакет документов?

– Цель благая – улучшение жилищных условий, развитие инфраструктуры жилых районов и привлечение частных инвестиций в отрасль. Однако механизмы, прописанные в законе, далеки от совершенства. Если решение о сносе дома будут принимать как минимум две трети собственников, то оставшееся меньшинство слушать никто не будет. За месяц до расселения все жильцы получат уведомление и предложения по переезду.

Если владелец квартиры не согласен с предложенными вариантами, он может забрать деньги и воспользоваться ими по своему усмотрению. Если не сможет купить на них новое жилье, то останется на улице. Правда, выплаченную ему сумму он вправе оспорить в суде. Сейчас заволновались в основном те люди, у которых за квартирой в аварийном доме также закреплен земельный участок. Теперь по закону вся эта недвижимость может изыматься для комплексного развития территорий.

О массовых акциях и поведении в соцсетях

– Другой закон из пакета от 30 декабря 2020 г. важно изучить всем пользователям интернета. Он предусматривает ответственность за распространение различных видов клеветы в блогах, соцсетях и на всех информационных ресурсах. Кроме того, интернет-ресурсы, дискриминирующие российские СМИ и ограничивающие доступ к информации по расовой, национальной и политической принадлежности, могут быть заблокированы. Под действие нового закона подпадают крупнейшие интернет-ресурсы YouTube, Twitter, Facebook.

– Другими словами, россияне – пользователи самых популярных соцсетей – теперь могут лишиться выхода в привычное интернет-пространство и окажутся закрытыми в Рунете?

– Это маловероятно. Речь идет о точечных ответных мерах по отношению к отдельным ресурсам, а не об ограничении граждан в правые пользоваться интернетом. К тому же, кажется, еще Салтыков-Щедрин говорил, что строгость российских законов компенсируется необязательностью их выполнения. Давайте посмотрим на правоприменение – как закон будет реализован на практике.

О вытрезвителях и «удаленке»

– Еще один новый закон от 30 декабря возвращает в Россию вытрезвители. У полицейских появилось право задерживать пьяных на улице и доставлять в новые спецучреждения. Но эта норма может стать репрессивным рычагом, ведь задержать под предлогом «алкогольного опьянения» можно любого. Как здесь с правами человека?

– Эта норма может стать репрессивной, и такая опасность, конечно, есть. Но я уверена, что вытрезвители сыграют и важную профилактическую роль. Люди станут меньше выпивать в общественных местах. Принятие закона связано с ростом количества преступлений в пьяном виде. Кроме того, по данным Росстата, ежегодно в стране на улицах от переохлаждения гибнет до 10 тыс. человек.

Также очень хорошие, на мой взгляд, поправки внесены в Трудовой кодекс в связи с развитием дистанционной (удаленной) работы. Они регулируют порядок временного перевода на дистанционную работу по инициативе работодателя без внесения изменений в трудовой договор. То есть и после спада пандемии у людей остается возможность официально работать на «удаленке» со всеми вытекающими обязанностями работодателя.

Еще один закон – об обеспечении биологической безопасности – издан в новых непростых условиях пандемии. До его принятия даже обязанность носить маски весь 2020 год воспринималась нами неоднозначно и была очень спорной. Нас ограничили в конституционной свободе передвижения – и мы должны были выполнять эти условия, не предусмотренные федеральным законодательством.

Но ведь чрезвычайная ситуация не была объявлена. И только введение федеральным законом нового режима повышенной готовности несколько исправили ситуацию, и ограничения стали законными. По этому поводу ко мне обращалось много воронежцев: на каком основании я должен носить маску? Почему не могу поехать, куда необходимо? И мы, юристы, были вынуждены признавать, что эти ограничения де-юре были нарушением условий ограничения прав человека.

О «серой» зарплате и доступной среде

– В каких сферах чаще всего нарушаются права человека в нашем регионе? И какие случаи из практики омбудсмена за минувший год запомнились больше всего?

– Самый огромный блок обращений к нам – социальный, особенно в части права на жилье. Все чаще мы фиксируем незаконные увольнения и вообще нарушение трудовых прав. Воронежские работодатели очень любят выдавать «серую» зарплату. Прием в нынешних условиях безотказный: мол, не знаю, будет ли работа, так что если хочешь, давай просто уволю, или же официально пока оставляю тебе «минималку» – а потом решим. Был случай: на одном из известных кондитерских производств города водитель попал в аварию и лишился руки. Но компания отказалась оформлять больничный лист, потому что трудовые отношения не были официально оформлены. Каждый месяц с мужчиной продлевался гражданско-правовой договор, не предусматривающий социальных обязательств работодателя. Конечно, в суде пришлось доказывать, что фактически это договор трудовой.

Много нарушений и в иных сферах. Официально доступная среда для инвалидов вроде бы создана в регионе. Но люди приходят и рассказывают, что в одном месте пандус слишком крутой и съехать на коляске по нему опасно для жизни. А в другом – так вообще упирается в стену и бордюр…

Очень много обращений поступает от людей с неурегулированным миграционным статусом. Дети от смешанных браков воронежцев с иностранцами не могут получить российское гражданство. Мы тесно взаимодействуем с миграционной службой, которая теперь в составе МВД, со всеми плюсами и минусами этой реорганизации. Часть старейших сотрудников ушла, появилось много новых и пока неопытных. В результате простые люди все чаще сталкиваются с бюрократией, с проволочками, с ошибками при оформлении документов.

Между тем в регионе сформировано целое сообщество добропорядочных мигрантов, которые честно работали еще в СССР на благо своей Cоветской страны. А страна развалилась – и люди, спустя даже десятки лет, оказались не нужны по обе стороны границы. Они возвращаются на свою историческую Родину – а здесь начинаются новые бюрократические препоны. Есть те, кто не выдерживает и уезжает назад, в страну исхода. Прежде с этим много проблем было у украинских беженцев. В прошлом году мы фиксировали все больше нарушений прав соотечественников, приезжающих в регион по федеральной программе содействия их переселению.

А ведь они приезжают сюда, воспитанные в русской культуре и с настроением все это развивать и сохранять в своих детях. Сам процесс адаптации жизни такого человека, который все бросил в стране исхода и вернулся – в его понимании, домой – требует большой межведомственной системной работы. А у нас она пока – точечная. Кто к нам обращается, тому и помогаем в его конкретной беде. То есть тушим там, где уже загорелось.

О расширении сознания

– Как вы «подзаряжаете батарейки» в таком экстремальном рабочем режиме?

– Большую подзарядку дает общение со студентами-юристами. Молодые, задорные, и соглашающиеся, и спорящие, со своими новыми взглядами на государство и общество. От них получаю «горячую информацию» о настроениях молодежи.

Мое теперь главное табу – нельзя брать работу на дом на выходные дни. Раньше тащила с собой ноутбук со всеми документами, и это был непрерывный поток. А теперь, чтобы сохранить силы, установила строгий водораздел: на работе – работа, дома – баня, книги, пианино.

Я ведь по первому музыкальному образованию – пианистка. Руки на клавишах – и я восстанавливаюсь. Играю, пою романсы. Переключение сознания – очень важно. С удовольствием читаю-перечитываю Сомерсета Моэма, О.Генри, Антона Чехова – они упорядочивают мысли. Также теперь регулярно хожу в церковь, состою в Межрегиональной просветительской общественной организации «Объединение православных ученых». Это духовное пространство – колоссальная подпитка, которая дает силы прочно стоять на ногах в земном мире.

Беседовала Ольга БРЕНЕР

Фото Алисы ЕРМАКОВОЙ

Источник: https://gorcom36.ru/content/za-pravoe-delo-voronezhskiy-ombudsmen-o-tom-kak-novye-zakony-uzhe-seychas-menyayut-nashu-zhizn/?sphrase_id=19960

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 4 =