НЕЛЕГАЛЬНАЯ МИГРАЦИЯ. НЕУДОБНЫЕ ВОПРОСЫ

Проблемы миграции – это «ядро» политической повестки почти всех новых политических движений Европы. Наши западные соседи в ужасе – мигранты только за последние годы стали причиной тысяч преступлений, с их наплывом связывают пришедший в Европу «бытовой» терроризм. А в России с массовым наплывом мигрантов столкнулись еще в 1990-е, когда распался СССР. Нашли решение проблемы?
На первый взгляд – нет. Только за последние несколько месяцев в СМИ появилось 11 новых сообщений о преступлениях, связанных с незаконной миграцией. Выглядят они, в принципе, одинаково – к некоему владельцу квартиры приходит представитель от «общины» и предлагает деньги за то, что тот пропишет у себя мигрантов. Сколько? Человек 10 – 15, не меньше. Далее ситуация развивается по одному из двух сценариев: в первом случае человек ДЕЙСТВИТЕЛЬНО прописывает их у себя, и в маленькую городскую квартиру въезжает рабочая бригада по 6 – 7 человек на комнату, во втором – прописка оказывается фиктивной, живут рабочие прямо на своих предприятиях, в каких-то сторожках и шалашах. Казалось бы, живут и живут, приехали – пусть работают. Почему мы и правоохранительные структуры делаем из этого
проблему?
Между преступником и трудягой
Об этом не принято говорить – психология граждан страны дружбы народов противится такой постановке вопроса, да и фраза «преступность не имеет национальности» жестко укоренилась в россиянах. И все-таки количество преступлений, совершаемых нелегальными мигрантами в нашей стране, растет – уже перевалило за 50 000 в год. В Европе, с которой мы начали материал, ситуация аналогичная – в Германии активисты даже решили создать карту преступлений мигрантов.
Однако не будем впадать в радикализм. Борьба с миграцией – это излюбленная «пища» праворадикальных экстремистских организаций. Их способ «сесть на волну» и радикализировать общественное недовольство. Каких-то пять лет назад радикальные националисты, в том числе на территории нашего региона, были широко распространены. Помните дело Simbirsk White Power? Эти скинхеды отбывают длительные сроки заключения за убийства тех, кто для них выглядел недостаточно по-славянски. Преступления одних нелегальных мигрантов они переносили на всех приезжих. Где проходит грань между человеком, который приехал в Россию работать, и тем, кто представляет опасность для страны? Праворадикалы не видели и не признавали этой грани – именно поэтому мы называем их экстремистами. Истинная «грань» – в соблюдении законов и уважении к законам. Вот и весь «водораздел».
Человек, который начинает свой путь в стране с нарушения закона, будет нарушать его и дальше. Человек, который отказался от легальной регистрации по своим, финансовым или иным, причинам, будет так же наплевательски относиться и ко всем другим правилам нашего дома. В наш «монастырь» такие люди приходят со своим «уставом», зачастую основанным на мракобесии, культе силы, насилия и радикальном исламизме. Их устав идет против нашего закона.
Именно поэтому мы встречаем одних, тех, кто приехал к нам работать и жить, и боремся с другими. Миграционное законодательство в России нельзя назвать слишком мягким – будущего преступника оно непременно отсеет. Но если «по закону» все так радужно, откуда берутся те 50 000 преступ-лений?
Кровавые деньги
Ответ, к сожалению, даже слишком очевиден: закон нарушают для извлечения выгоды. Меньше, чем раньше (в минувшем году нарушений миграционного законодательства в Ульяновской области было 3 000, что меньше на четверть, чем в позапрошлом), но нарушают.
Во-первых, нарушают те, кто берет нелегалов на работу. Экономят на зарплате, на налогах, не проверяют своих сотрудников и тем поощряют подполье финансово. Во-вторых, нарушают те, кто оказывает нелегалам юридическую помощь. Дают им возможность «обелиться». Интернет и газеты объявлений пестрят сообщениями о «помощи переселенцам, мигрантам». Эта «помощь» может иметь и коррупционную составляющую. Заплати – получишь вид на жительство. А соблюдать законы той страны, в которую ты приехал, вовсе необязательно. В-третьих, нарушают те, кто прописывает у себя иностранцев. Случаев пруд пруди.
Это наша вина, что мы за деньги помогаем преступникам из соседних государств «сменить дислокацию». Политическая сторона вопроса, на которую так любят ссылаться праворадикалы, давно решена: законодательство есть, и оно, признаемся, адекватное. Гораздо адекватнее, чем в той же Европе. Другое дело, что мы так и не научились соблюдать его. Сами. Это мы ищем легких денег и не думаем о последствиях. Мы сами разрушаем «сито» миграционного законодательства.
На все неудобные вопросы о миграции уже давно даны ответы. Нужны ли нам мигранты? Трудовые – да, они занимают свою нишу на рынке труда (в домашних хозяйствах работают 832 мигранта, на обрабатывающих производствах – 465, в строительстве – 220 – данные по Ульяновской области). Должны ли мы принимать всех подряд? Нет. Должны ли мы терпимо относиться к чужой культуре? Да. Но должны ли мы позволять разрушать нашу культуру и нарушать наш закон? Нет.
Неудобный вопрос остается один: почему мы поощряем нарушение закона и как долго мы будем это делать? Пока не «выстрелит» и очередной выходец из неназванной страны приедет в Россию, незаконно пропишется, незаконно «легализуется», незаконно устроится на работу, обрастет паутиной знакомств и в итоге совершит теракт? Такой, который станет уроком для владельцев «юридических контор» и «резиновых квартир»? Или все-таки не будем ждать и проявим благоразумие?
 Андрей ТВОРОГОВ
Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *