Возвращение домой

Благодаря господдержке в Россию переселились сотни тысяч соотечественников
Профессор Уральского государственного экономического университета Дмитрий Ядранский, доктор экономических и социологических наук, приехал в Свердловскую область с Украины по программе переселения соотечественников в январе 2015 года. Больше года он шаг за шагом проходил все процедуры, необходимые для получения гражданства, и на собственном примере убедился, что программа, пусть со скрипом и проволочками, но работает. Своим опытом, и позитивным и негативным, он поделился с участниками прошедшего в Екатеринбурге форума соотечественников.
Завод строительных конструкций в Березовском охотно принял на работу переселенцев из охваченного войной Донбасса. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Завод строительных конструкций в Березовском охотно принял на работу переселенцев из охваченного войной Донбасса. Фото: Татьяна Андреева/РГ

–  Это самый быстрый способ получения гражданства. Механизм оформления документов сравнительно прост. Кроме того, участник госпрограммы формально получает трудовые права и может воспользоваться услугами центров занятости. Правда, в действительности мне пришлось самостоятельно искать себе подходящую работу, поскольку то, что предлагали, совершенно не соответствовало моей квалификации, – рассказывает Ядранский.

*****

В службе занятости ему предложили устроиться… учеником машиниста конвейера. Так что переселенец (по иронии судьбы специалист в области нормирования труда и организации рабочих мест) сделал вывод о том, что самая серьезная брешь в госпрограмме – это полный разрыв между потребностями региона в рабочей силе и квалификацией приезжающих.

Но справедливости ради надо сказать, что этот пример отнюдь не правило. К примеру, Валентин Филиппов, уехав с Украины на Урал, сразу смог устроиться по специальности – заместителем главного металлурга Кушвинского завода прокатных валков.

– Я в восторге от программы, – говорит он. – После майдана решил переехать в Россию, договорился о том, что меня возьмут на работу на завод. По приезде сразу начал оформлять разрешение на временное пребывание (РВП), сотрудники местного центра занятости мне во всем помогали. Может быть, дело в том, что Кушва – маленький городок, где люди внимательнее относятся друг к другу, чем в мегаполисах. Но я все равно считаю, что человек должен в первую очередь сам заботиться о себе, а не полагаться на государство.

Когда в 2012 году программа в Свердловской области только стартовала, она предусматривала, что каждому соотечественнику, возвращающемуся на родину, специалисты службы занятости подыщут место работы и жилье на территории вселения. Но в таком виде проект просуществовал недолго. Сегодня люди сами ищут работу, а сотрудники центров занятости лишь консультируют их и предоставляют список открытых вакансий в регионе. Найти хорошее место удается далеко не всем.

– Очень многие из тех, кто к нам обращается, жалуются на то, что реальная помощь в трудоустройстве им не оказывается совершенно. Люди приходят в службу занятости, им дают адреса сайтов по поиску работы – и все, – рассказала юрист правозащитной сети “Миграция и право” Ирина Некрасова. – Все-таки приезжающие из других стран нуждаются в том, чтобы им помогли устроиться, пусть на должность с невысокой, но стабильной зарплатой.

Переселенцы часто сталкиваются с негативом со стороны коренных жителей: мол, понаехали тут

Тем не менее большинство федеральных и региональных чиновников, занятых проблемами переселения соотечественников, считают требование о гарантированном трудоустройстве излишним. По словам директора департамента по труду и занятости населения Свердловской области Дмитрия Антонова, сегодня главной движущей силой программы стала мотивация самих переселенцев. “Мы должны только направить ее в нужное русло”, – продолжает мысль он. А замначальника главного управления по труду и занятости населения Челябинской области Вера Трофимова говорит, что отказывать человеку в праве на переселение только из-за того, что у него нет гарантийного письма о приеме на работу, нецелесообразно и жестоко.

И все же в УрФО еще есть регионы, в программах которых требование гарантированного трудоустройства осталось неизменным. Пример тому – Ямало-Ненецкий автономный округ. Не самая популярная у переселенцев территория: в 2017 году такой статус здесь получили только 240 человек. Однако и в этой небольшой цифре есть доля лукавства: среди “переселенцев” большинство тех, кто уже давно жил и работал на Ямале, но не имел гражданства. Им взять у работодателя справку о гарантированном трудоустройстве не составляло никакого труда. Зато, поучаствовав в программе, они получили не только право стать гражданами России, но и единовременное пособие 30 тысяч рублей, и компенсацию аренды жилья до 15 тысяч рублей в месяц в течение полугода из регионального бюджета, а также матпомощь в размере 20 тысяч рублей и компенсацию консульских сборов – из федерального.

В Югру только за последние два года прибыло около трех тысяч человек, из них каждый третий имеет высшее образование. Одно из обязательных условий – чтобы в регионе имелась вакансия для участника программы. Причем в банке данных она должна держаться не меньше месяца, чтобы не были ущемлены интересы местных жителей. Переселенцам полностью компенсируется переезд, выделяются подъемные – по 20 тысяч на каждого участника и по 10 тысяч на других членов семьи. Кроме того, в течение полугода компенсируется аренда жилья (до 10 тысяч рублей в месяц).

В других субъектах РФ есть еще более любопытный опыт поддержки переселенцев. К примеру, в Хакасии региональный бюджет на конкурсной основе предоставляет гранты переселенцам-предпринимателям. С 2014 года их получили 20 человек. Сумма небольшая – всего 120 тысяч рублей, но и этих денег достаточно, чтобы начать свое дело – открыть парикмахерскую или школу футбола. К сожалению, в регионах УрФО ничего подобного пока нет. По словам Дмитрия Антонова, в Свердловской области инициатива поддерживать деньгами переселенцев-предпринимателей существует, но пока не прошла этап согласования со всеми заинтересованными ведомствами.

*****

Ко всему прочему переселенцам нелегко пустить корни в России не только из-за материальных трудностей. Им очень тяжело морально: часто они сталкиваются с негативом со стороны коренных жителей, мол, понаехали тут. И это характерно не только для крупных городов, но и для глубинки. Многие не видят разницы между переселенцами и мигрантами, считая и тех, и других “людьми второго сорта”.  Лидия Графова, председатель исполкома Форума переселенческих организаций, считает, что причина в отсутствии в России репатриационного духа.

– Репатриационный дух должен быть у всего законодательства, касающегося переселенцев. А сегодня оно репрессивное. Наши соотечественники, добиваясь гражданства, проходят такие круги ада, что получение паспортов вызывает у них не улыбку, а слезы. И все же закрывать программу нельзя, ведь она остается единственной щелочкой, через которую людям, потерявшим родину, можно вернуться, – отмечает Графова.

Компетентно

Зульфия Эсакаева, замначальника отдела организации работы с соотечественниками главного управления по вопросам миграции МВД РФ:

– Государственная программа, утвержденная указом президента РФ в 2006 году, останется главной в политике страны по переселению соотечественников до 2025 года. Промежуточный итог ее реализации таков: к началу октября этого года в Россию переселилось почти 675 тысяч человек. Таким образом, программа состоялась. Субъекты РФ активно участвуют в ней, и люди заинтересованы в том, чтобы вернуться на родину. Конечно, наибольшей популярностью у соотечественников пользуется Центральный федеральный округ. Сюда приехало более 41 процента переселенцев. На втором месте среди федеральных округов Сибирский, на третьем – Приволжский, а на четвертом – Уральский. Здесь наиболее популярны Челябинская и Свердловская области.

Источник: РГ

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *