Сергей Иевков: «Мы можем взять на себя часть забот о здоровье детей мигрантов»

Создатель «Благотворительной больницы» Сергей Иевков о работе в обсервационном роддоме, деятельности НКО и необходимости помогать детям мигрантов для будущего России.

Про роды мигрантов

Все началось с моих дежурств в детском отделении обсервационного роддома в Санкт-Петербурге, где рожают мигрантки, ВИЧ-инфицированные и все те, кого не берут в обычные роддома из-за отсутствия обменной карты. Среди наших пациентов были дети мигрантов, которым вся медицинская, в том числе реанимационная помощь в родильном доме оказывалась бесплатно. Дальше они выписывались и терялись.

Пока я работал в роддоме, даже начал вести медицинский узбекско-русский и русско-узбекский словарь, чтобы наладить коммуникацию с пациентками. К детям там отношение было идеальное, врачи даже знали некоторые узбекские слова и не только, потому что там рожали женщины из стран СНГ, а также Афганистана, Сирии, стран Африки. Я знаю, что такое сушить памперсы на батарее, потому что у тебя нет денег на новые. Я всё это видел.

Из такого роддома мать обычно выписывается в течение трех дней, потому что роды — это экстренная медпомощь и оказывается бесплатно, но нахождение дольше платное. А если ребенку надо пробыть в больнице дольше, мама звонит каждый день и на ломаном русском спрашивает, когда вы мне отдадите ребенка. И это не выписка, где радостный кулек с розовой лентой и букетами цветов, а серая картина, когда несчастная женщина стоит у входа, ей выносят ребенка и она уходит.

Мои знакомые участковые педиатры рассказывали, что было с ними дальше. Например, если трехлетний ребенок простыл и у него поднялась температура, плохо говорящая по-русски мама вызывает участкового педиатра, он осматривает его и выписывает лекарства. А дальше врачу надо заполнить специальную бумагу, куда вписывается номер полиса ОМС, чтобы вызов был оплачен страховой компанией. Но так как у мигрантов полиса чаще всего нет, поликлиника могла эти адреса в электронной базе данных отмечать и отказывать в вызове педиатра на дом, советовать вызывать скорую помощь. А ребенку, может, скорая и не нужна.

Важно отметить, что система этих детей не вакцинирует. Их не может охватить диспансерный учет — для всего этого нужен ОМС. А полис ДМС нереально купить даже мне, человеку с российским паспортом, потому что он стоит очень дорого, особенно для детей до года. Мигранты вынуждены покупать самый дешевый ДМС, где написано, что им оказывается бесплатная скорая помощь, которая и так бесплатная. Это какое-то отмывание денег.

Еще тогда произошла история с Умарали Назаровым, и меня возмутило, что он остался вне наблюдения системы.

Про «Благотворительную больницу»

Все эти факты повлияли на мое желание создать что-то наподобие поликлиники для детей мигрантов, где педиатры смогут помогать детям и их мамам. Для этого было нужно помещение и лицензия.

Так как у меня не получилось сразу создать проект таким, каким я его планировал, я занялся уличной медициной — начал лечить бездомных, потому что для этого не нужно помещение. Так в апреле 2018 года появилась «Благотворительная больница». У нас есть теплый автобус — передвижной медкабинет по типу машины скорой, медики, около 170 волонтеров. Мы многое можем сделать. Сейчас мы регистрируемся в Минюсте и участвуем в разработке законодательства для легализации уличной медицины в России. В планах также заниматься диагностикой ВИЧ-инфекции и туберкулеза.

Однако я не оставил идею помогать детям иностранцев. В Петербурге работает фонд «Гуманитарное действие», который помогает ВИЧ-инфицированным людям (находится в реестре НКО-иностранных агентов), я там консультирую пациентов. У фонда была медицинская лицензия и помещение со смотровыми кабинетами и аптечным пунктом, только не хватало врачей. А у меня наоборот — были врачи, но не было помещения.

Тогда я предложил врачам-волонтерам из «Благотворительной больницы» вести прием в медпункте фонда и помогать в амбулаторных условиях тем, у кого нет доступа к медицине. Это большая категория граждан, которая не имеет права прийти на прием в поликлинику — бездомные, мигранты, их дети. Я предложил ввести в штат педиатра и осматривать детей-мигрантов. С августа 2020 года этот центр заработал стабильно, и сейчас там принимают бесплатно семь специалистов, из них четверо — офтальмолог, дерматолог, ЛОР и педиатр — принимают детей. Там также есть гинеколог для мигранток.

Решив вопрос с помещением, мы связались с ПСП-Фондом, который на пяти языках (русском, кыргызском, румынском, таджикском и узбекском) подготовил листовки о нашем центре. Их мы будем раздавать на улице, а также рассылать информацию в городские детские поликлиники, центры содействия семьи и детям, отделения опеки и иные учреждения, куда могут обращаться мигранты с детьми. Теперь дети мигрантов до 18 лет могут пройти бесплатный медицинский осмотр в частном медицинском центре.

Про будущее поколение

Сейчас в России появляются дети-иностранцы, а потом проходит 5–10 лет и родители этих детей получают РВП, вид на жительство, гражданство, перевозят оставшихся детей, они становятся гражданами России. И никто не думает, что с медицинской точки зрения они выпали из системы, они не были вакцинированы. Эти дети рисковали заболеть корью или коклюшем и подвергали угрозе других, как и любые другие люди, которые не вакцинировались.

Вакцины я планирую брать у государства. Известно, что их не всегда успевают тратить на взрослых, и когда истекает срок годности, их списывают. Многие вакцины универсальные — для детей и взрослых, и можно прививать детей от кори, дифтерии, гриппа. Здоровее будут.

Как педиатр я знаю, что чем раньше помочь ребенку, тем больше шансов излечить какие-то его заболевания. А дети иностранцев сейчас этого лишены. Здоровье у мигранта не на первом месте: где-то проблемы с полицией, где-то на еду не хватает, а где-то просто недостаток информации. И поздно заниматься здоровьем, когда в 25 лет ребенок стал гражданином России, потому что в 60 лет его родители наконец-то получили российский паспорт.

И я не изобретаю велосипед. В России этого нет, а в США, где очень ранжированная система страховок, людям без них помогают благотворительные организации. И таких организаций там полно. К счастью, мои идеи откликаются в сердцах моих коллег и студентов. Мы все понимаем, что это дети. А в чем они виноваты?

Эта помощь должна быть системной, и тогда это будет правильный подход. Я плачу налоги, и мигранты их платят тоже. А еще есть 41-я статья Конституции Российской Федерации, которая гарантирует каждому «право на охрану здоровья и медицинскую помощь». При этом почему-то человек без документов не может пойти в поликлинику и получить медицинскую помощь, ребенок-мигрант без полиса не может пойти к педиатру, поликлиника не может работать в убыток и так далее. Но мы можем открыть небольшой центр и взять на себя часть забот о здоровье детей.

Екатерина Иващенко

Источник: http://migrationhealth.group/sergej-ievkov-my-mozhem-vzyat-na-sebya-chast-zabot-o-zdorove-detej-migrantov/?fbclid=IwAR1EUcHogOPudznz0IVa1ikYJGpxZ0Klery-kSNUXQqojMAn4BKwARD4t2k

Поделиться в соц. сетях:
Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 − 2 =